Обстоятельства смерти Ума-нуцала

Поняв, что продолжение военной кампании в зимнее время, при отсутствии фуража, продовольствия и с таким психологическим настроем после поражения, не представляется возможным, Ума-нуцал распустил свое войско по домам. Сам он первоначально спустился вниз по реке Иори в небольшой удел Самух, расположенный у слияния рек Иори и Алазани. В рапорте ген.-майора Лазарева к ген.-лейт. Кноррингу от 4 декабря 1800 г. сказано: «Из числа войск Омар-хана, пошедших в Самухию, некоторые партии для добычи кинулись на владения гянджинского Джавад-хана, а сей, узнав о их набеге, против них поставил войско». Более нейтрален карабахский историк, современник тех событий: «Так как в то время горы были покрыты снегом, совершить переход в Дагестан было невозможно. Они думали, что достигнув Гянджи, оттуда направятся в Карабаг и, пробыв там всю зиму, с наступлением весны вернутся к себе на родину».

В рапорте ген.-майора Лазарева ген.-лейт. Кноррингу от 21 декабря 1800 г. сообщается, что его шпион («конфидент мой, посланный в Чары»), сообщил, что Ума-нуцал проживает в Джаре, «и по невозможности перейти снеговые горы намерен пробыть зиму в Белаканах». В Джар с ним прибыло около тысячи человек, которые размещены в различных селениях этого края. Еще две тысячи своих войск Ума-нуцал разместил в Карабахе – в столице Шуше и окрестностях, где их снабжением занимался Ибрагим-хан. Ахмадхан Дженгутайский со своим отрядом прибыл в Шемаху, где надеялся прозимовать. Остальные отряды большей частью вернулись в Дагестан. 26 декабря Лазарев посылает еще один рапорт, согласно которому Ума-нуцал прибыл в Билкан, где с ним осталась только его свита. Опасаясь возможных походов в Кахети, в Сигнахи и еще двух пунктах между ним и Тбилиси, Лазарев разместил отряды русских войск. Согласно рапорту Лазарева 28-го декабря 1800 г. умер последний грузинский царь Георгий XII и тогда же генерал-майор собрал грузинскую элиту и объявил о подписанном 2 декабря 1800 г. императором Павлом I манифесте. Документ провозглашал присоединение Грузии к России и ликвидацию института царя Грузии. То есть вместо желанной независимости и спокойствия границ, Грузия получила потерю политической независимости, а вскоре и церковной автокефалии – Грузинская православная церковь была ликвидирована, а все ее наследство было передано Русской православной церкви .

В январе 1801 г. Ума-нуцал начал активно действовать, собирая снова войско и разрабатывая новые планы. 18-го января были получены данные о том, что Ума-нуцал собрал из «побережных жителей», т.е. аварцев, живущих в Алазанской долине войска численностью от 2 до 3 тысяч. Согласно рапорту Лазарева от 21 января, нуцал отправился с 200 человек в Шушу, с намерением инспектировать расквартированные там войска и собрать новые. «3000 же войск своих, собранных им из побережных жителей, расположил в Джарах и Белоканах». Эта активность вызывала беспокойство генерал-майора Лазарева, который начал собирать размещенные в различных местах Кахети русские отряды в крепость Сигнахи, где они смогли бы обороняться «в случае какого либо впадения Омар-хана». 23-го числа Лазарев имел сведения об антироссийской активности царевичей Юлона и Вахтанга, братьев покойного царя Георгия XII, которые якобы писали Ума-нуцалу с просьбой прибыть к ним на помощь в Кахети, для того, чтобы встать на грузинский престол. 20-е числа января 1801 г. для русских войск прошли в беспокойстве, боясь возможного нападения Ума-нуцала, поддерживавшего связь с братьями царевича Александра, также беспокоивших русские войска сборами оппозиционно настроенных дворян. Сам Александр прибыв в Казах, имел переписку с Ума-нуцалом, «приглашая его войти в границы Грузии». Звучали даже опасения насчет возможного по весне вторжения в Грузию войск иранского шаха Баба-хана и аварского нуцала Ума-нуцала, вместе с имеретинским войском, конечной целью которых будет восстановление грузинского царства с воцарением царевича Александра и вытеснение русских из Закавказья.

В феврале 1801 г. из Карабаха Александр поехал в Билкан к Ума-нуцалу, «чтобы просить его, дабы он с войсками впал в границы Грузинские». Одновременно Александр послал к Баба-хану в Тебриз своего приближенного Захара Джорашвили, дабы согласно договоренности он прислал войско для всту пления в Грузию. Однако у Баба-хана в Хорасане вспыхнул мятеж и он должен был заботиться о том, чтобы восстановить порядок в самом Иране. Для русских войск сохранялась опасность вторжения аварского войска и генерал Лазарев 22 февраля учредил казачьие разъезды, которые совместно с грузинами курсировали бы вдоль Алазани для раннего предупреждения возможного появления войск Ума-нуцала. Однако 24-го февраля царевич Давид в своем письме к Лазареву извещает его о том, что в Кизики «носится слух, будто Омар-хан лишился ума и сие известие привез мне из Кизика Алашеев». А уже 16 марта от генерал-майора Лазарева генерал-лейтенанту Кнорингу следует рапорт, в котором пишет: «Сейчас получил я из Кизика известие, что Омар-хан Аварский, находившийся в Белоканах, 10-го числа сего месяца умре и что тело его повезено к его супруге». Утверждение о том, что тело Ума-нуцала отвезено в горы, конечно недостоверно – его могила и сейчас расположена в Джаре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *