Песня о Шабане из Джара-ЧIарахъа ШагIбан

ЧIАРАХЪА ШАГIБАН

ГIенекке, гIадамал, хабар бицинин
ГIурус парччахIасда хIал гьабуразул.
ЧIахъаял, кIалъаге, цо кечI ахIизин,
Анкьго капурав хан жанив чIаразул,
Лъабнусго меседу къорол таразул.
Метер къурбан хъвезе къотIи букIагун,
Къаси квен гьабичIо гъолодисеца.
Къаде какил гIужалъ кагътал цIалана:
МалгIун рещтIанила Алазаналъухъ,
Элалъул боялде топил кIал сверун.
МалгIунасул кагътал цIалулел руго:
Закаталанубе хъала лъелилан,
Алазан рагIалда къайи чIвалилан,
Къара-ХIажил гьундухъ живго щвелилан,



Дол гуржазул махIлахъ топал лъелилан,
Эхебе чалабахъ чадрал чIвалилан.
Гуллаби тIе абе доб Жагъаналда
,Хвалчай лъухье абе билаканлъуда.
ХъахIал кагътал ана доб Анкьракьалде

ГIуру-байданалде руккел гъейилан.
ВитIун чапар ана Кьесер-Къарахъе
Нижеда тIад ругел кIудал аскарал!
Нижер хъизаназда нуж гурхIуларищ?
Нужейги нахъарукъ – ниж гъолодисел,
Метерисеб къоялъ къваригIел ккани.
Къаси сардал рорчIун рачIа! – ян абун.
– Гьанже данде вагъун дир хIал кIоларо,
ХIалид витIун нахъе довги инаро.
Гьаб камилаб рекъел гъалатI гьабуни,
Дунялахъ цIар арал ЧIарлъул мусудул
Хъазахъ-гIурусалъе рикьизе ккела.
ГIелмуялда тарал гIисинал лъимал,
Майданалде рачун, чол бой риччала.
ТIарамагъадисеб рагIи абидал,
Азарго гъазияв ЧIарахъ гьедана.
Лъабнусго гъазияс лъадул цIар тIамун,
ТIадруссун ЧIарахъе руссинарилан.
Чанги игит вуго гъуждул гурулев,
Хвалчен гъуризегIан гъерелин абун.
Чанги гъалбацI буго михъал кьурулеб,
Чармил хвалчабазул хIал бихьилилан.
Мугъзахъ рачI кIетIолел такъиябигун,
ТуманкIуй щулиял пиктарал ретIун,

Мисри-парангиял бакьулъги рорчун,
Чергесазул кьалал чуяздаги лъун,
Цо чол бони араб доб Элалдасан.
Гьаб дунял къалъарал къолдаби ретIун,
Къаси сардал канал ярагъалги ран,
КIиябго рукьалда рукьамаххалгун,
Рукъун мидалалгун, мисраби рорчун,
Агъалда кIетIолел байтулмалалгун,
Зудихъ мацI бахъулел дугъалги росун,
Цо къокъани араб доб Элалдасан.
Арав цевехъанги ЧIарахъа ШагIбан,
Къолдаби ретIарав къого вацгIалгун.
Алазан рагIалде жал щвараб мехалъ,
МалгIунасде гIaгap гIунтIараб мехалъ,
ШагIбанид ахIана лъалхъейин абун:
– Лъалхъе, гIолохъаби, вагIза гьабизин!
Закаталанубе хъала бахъани,
ТIолго бусурманлъи тIагIунго ккела.
Къара-ХIажил гьундухъ малгIун щванани,
Къуръан-хIадисалъул хIукмуги хвела.
Гьабе, гIолохъаби, бацIцIадаб тавбу!
Жакъа хваралазе хвелги шагьидаб,
Нахъе хутIаразе цIарги кIудияб!
КIиго чIужуялъул анлъго цIар тIамун,
Гьеданила ШагIбан кIудаб гьаялда,
ТIадвуссун ЧIарахъе вачIинарилан.



КIудияб гьаялда ШагIбан гьедидал,
Жидеда тIад рарал гIарцул ярагъал
ТIутIун гIодор рана гьел гIолохъабаз.
Жидер хъатикь ккурал роц хъахIал хъирмал,
КIалал хъатикьги ккун, хъундагъ гъурана.
Лъел гIодобе рехун, хвалчаби рахъун,
Арал гъорлъе журан дол гъолодисел!
Цо гъуйи бахъана гъазизабазул,
Дол хъахIилал зобал гъугъалел гIадин.
МагIарде тIупулеб накIкIги жо гуро –
Балай кIкIуйдул пача ТIад Ширакалда!
НакIкIулъан чапулеб цIадги гьереси –
Арал бидул гIорал Алазаналде.
Агъалдисеб чакма бидул цIезегIан,
Чодасан рагъана дол гъолодисел.
Черхалдисеб ярагъ цIед биинегIан,
Гьединги рагъарал ЧIарлъул бахIарзал.
Шекигимо Ширван хвезеги гьабун,
Туплисалде сверун хвалченги хьвагIун,
Гьаб Хъизихълъул улка цIа тIамун бухIун,
Азарго гъазияв ЧIарахъаги чIван,
Нахъе руссанила гьел гIолохъаби.
MaгIу рагIизабун хIал кIвеларилан,
Щоб-щобалде рахъун салхIал гьаруна.
КьегIер-гIи дандбайдал – гъобги жо гуро,
Балай магIил гъуди доба Гъолода!

,

Я скажу вам правду о тех, кто смел,

Кто царя, кто солдат его одолел.

Не хвалите меня, пока я не спел

Песнь о тех, кто срубил семь ханских голов,

Триста жен превратил в триста горьких вдов.

Был готов к курбану аул Голода

В день, когда там внезапно письмо прочли,

Что врагу-де мало своей земли,

Алазани достиг он-де без труда,

Захватить Дагестан он-де захотел,

Жерла пушек навел прямо на Эл…

«В Закатале крепость враг возведет,

Над рекою лагерь он разобьет,

Сам же в Кара-Хаджи, во дворец, войдет,

В стороне грузин разожжет костры,

Средь Чалахских низин развернет шатры.

Пусть в Джагане свинцовые пули льют,

В Белокане – стальные клинки куют!»

Поскакали гонцы во весь опор,

Весть летит в Ункратль, в Тленсерух, в Карах,

Чтоб на Чиру-Майдан все пришли на сбор,

Прокатился призыв, точно гром в горах:

«Враг идет на Эл, идет, ополчась.

Нет числа и счета его войскам.

Нет числа и счета его войскам.

Если вы нас бросите в трудный час,

Если вы не придете на помощь нам,

Вражьих полчищ тогда нам не удержать,

Не удастся нам обратить их вспять.

Если клятве не будете вы верны,

Если древний союз наш не устоит —

Наших девушек, что искони славны,

Чьей красою звездною Джар знаменит,

Обесчестят врага, уведут в свой стан,

Плетью сгонят они детей на майдан,

Не уйти им живым из-под конских копыт!»

И едва слова эти раздались,

Сотни сот удальцов за оружье взялись,

Сотни сот на святом Коране клялись,

Не щадя головы, принять газават,

Сотни сотен с женами разошлись,

Говоря, что в Джар не вернутся назад.

Будут биться, вражьи кроша полки,

Будут драться, пока не погнут клинки!

Накаляя в сердце великий гнев,

Распалясь, разъярясь, как в пустыне лев,

Фиктары-доспехи свои надев,

Сабли франко-египетские нацепив,

Черный ус лоснящийся закрутив,

Шлем с хвостом полощущим водрузив,

Светом панцирей весь мир осияв,

Закатав на могучих руках рукав,

Удалые воины на конях

Покидают Ункратль, Тленсерух, Карах

С налокотниками, что как жар блестят,

С кинжалами, что доходят до пят,

Со знаменами, что к звездам норовят,

Покидает Эл храбрецов отряд.

Всех ведет на брань, как на торжество,

И восторгом, и яростью обуян,

Удалец из Джара – джигит Шабан,

Двадцать братьев двоюродных – вкруг него.

А когда сверкнула река Алазань

И предстал их взору неверных стан —

Своему отряду сказал Шабан:

«Наставленье слушай! На место – стань!

Да свершится грозный аллахов суд!

Если нынче враги возьмут рубежи —

В Закатале крепость они возведут,

Осквернят пятою Кара-Хаджи!

И тоща Корана прервется власть,

И тоща исламу придется пасть!

Наши сабли нынче решат судьбу.

Дайте клятву, братья, примите тавбу!

Слава тем, кто с честью закончит бой.

Кто умрет – тот смертью умрет святой».

Объявив двум женам своим развод,

Не вернуться – клятву Шабан дает.

Все клянутся за ним – не прийти назад.

И тоща, с поясов оружье сорвав,

Поломав чекан дорогих оправ,

Сбив ударом с верных кремневок приклад,

Дула кремневок рукой обхватив,

Ножны – наземь! – сабель сталь обнажив,

С грозным кличем: «Враг да не будет жив!» —

В гущу врезался удальцов отряд.

Прокатился джарцев клич боевой,

Точно гром с небес, ще нет облаков,

Что там черная туча над головой?!

Над Шираком дым – погляди! – каков?!

Пропиталась кровью черкесок ткань.

Джарцы колют врага, разъярясь, как львы.

Что пожар?! Красна река Алазань.

Струи крови – гляди! – вот они каковы!

Сабли джарцев рубят наверняка.

Голодинец сидит на лихом коне,

Не сползет с седла, не падет, пока

Не расплавят панцирь его в огне!..

Вот как он воевал – удалец Шабан!

И Шеки разрушил он, и Ширван,

Он «хазахов» страну опалил огнем,

Вкруг Тифлиса стало светло, как днем!

Сотня сот удальцов полегла в боях,

Хоронить их порознь – не хватит сил.

Возгласили тогда над всеми «салах»,

И над всеми вместе аул голосил.

Что там – стоны маток и плач ягнят?!

Слышишь ты – каково голодинцы вопят?!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *