Противостояние «Авара» Тимуру Барласу (конец ХIV в.)



Время нашествия Тимура явилось важной вехой в истории данного региона, потому к событиям данного периода требуется особое внимание.Основным источником при освещении событий данного времени являются
сочинения двух биографов Тимура. Во-первых, это Низам-ад-дин Шами –житель Тебриза. В 1392/93 г., он, при взятии родного города войсками Тимура,поступил к нему на службу и стал его историографом, составив «книгу его
побед» — «Зафар-наме». Во-вторых – Шереф-ад-дин Йезди (1405-1447 гг.) –иранский историк родом из г. Йезд, был придворным историографомправителей Фарса. С использованием труда его предшественника – Низам-ад-
дина Шами, он составил идентичный по названию («Зафар-намэ»), но более развернутый по своему содержанию исторический труд.Согласно изложению Низам-ад-дина Шами, первый поход Тимура на территорию Дагестана затронул кайтагцев – союзников Тохтамыша, а далее он направился через Тарки к Тереку, чтобы разгромить войска золотоордынцев.Ему вторит Шереф-ад-дин Йезди, согласно которому 28 февраля 1395 г. Тимур двинулся в поход на Тохтамыша. Двигаясь через Иран и Азербайджан его войско прибыло к берегам Самура, где был устроен смотр войскам. Один крайвойска примыкал к берегу Каспия, а другой – достигал отрогов Большого Кавказского хребта. Отсюда через Дербент он двинулся на кайтагцев –«прошли через Дербенд и у основания горы Эльбурз нашли общину людей,называемых кайтаг, которые были сторонниками Токтамыш-хана. Государь в тот же день приказал, чтобы пошли на них. Победоносные войска неожиданно набросились на них с четырех сторон. Из них ни один человек не уцелел, всех поймали, обобрали и сожгли их дома, ибо они и так сгорели бы в огне ада».Вскоре Тимур уже прибыл «с войском в местности Тарки», тогда как Тохтамыш стоял на реке «Хой», отождествляемой с рекой Сулак.



Непосредственно аварские населенные пункты видимо были затронуты только в ходе следующего похода Тимура в 798-1395/1396 г., когда он направил свои отряды «на черкесов». Летописец говорит о том, что войско во время этого
похода подошло к «горе Эльбурз», где атаковали крепости «Кулу и Тауса»,которые некоторые исследователи пытались локализовать на территории Дагестана. На самом деле, общепринятым в отечественном кавказоведении
считается мнение, что Кулу и Тауса располагались в Кабардино-Балкарии.Согласно узбекскому исследователю А. Ахмедову, издавшему недавно труд Шараф ад-Дина Али Йазди, «Кула и Тавус» – крепости на територии Осетии.
Учитывая близость двух регионов и их отдаленность от Дагестана, версию о расположении их на территории нашей республики, следует считать неверной.В Кабардино-Балкарии располагалось также владение некоего владетеля
Пулада, чья территория ныне населена балкарцами. Пройдя через местность Балкана, которая идентифицируется с Черекским ущельем, Тимур двинулся в местность Капчигай, располагавшуюся в районе села Верхний Чегем.
Летописец говорит о разрушении этих крепостей.Только после этого Тимур повернул обратно и его войско расположилось лагерем среди «Бештагъа», т.е. в районе современного Пятигорска. Затем, дав своим войскам отдых, Тимур двинул войска на восточную часть современной Чечни и перешел оттуда в Аварию – нынешний Гумбетовский и Казбековский районы Дагестана. Шараф ад-Дин Али Йазди пишет следующее о первой части этого похода: «Тимур — завоеватель стран с победоносными войсками быстрым походом (илгар) двинулся на Симсим и, благополучно прибыв туда, благодаря возрастающему счастью овладел всем этим улусом. Мухаммед, сын Гаюр-хана, повязавшись поясом повиновения и послушания, пришел со свои милем к подножию высочайшего престола и, удостоившись чести целования ковра, вступил в число слуг двора. Другая группа жителей этих мест бежала и, укрывшись в горах, ушла в такие недоступные места, куда и пеший с трудом мог добраться. Тимур лично отправился против них, и когда взошел на те горы, победоносное войско, отважно вступив в бой, овладело всеми этими крепостями. Жителей тамошних, по приказанию Тимура, связав, сбросили с горы. В той горной области они взяли много владений. Вдобавок к этим
(трудностям) было много мест, с которых ни конному ни пешему нельзя было спуститься, а следовало оттолкнуться и скользить вниз. Поддерживаемый свыше, верующий властитель (Тимур), вследствие крайнего желания снискать
себе заслугу священной войны, сам подвергался этим ужасам и опасностям. В местах, на которые по непомерной высоте их, (даже) воображение не в силах забраться, (Тимур) благодаря своему счастью и умным распоряжениям, взял в плен и уничтожил неприятелей и овладел крепостями. Один-два дня огонь гнева его так пылал, что сжег и сухое и влажное, и он разорил и уничтожил все церкви и капища их».Низам-ад-дин Шами указывает, что Тимур «завоевал всю область Симсима», где «разрушил все их церкви и капища идолов», что говорит о проникновении отрядов Тимура в горную часть восточной Чечни(Ножаюртовский и Веденский районы ЧР). Эта территория, как мы уже писали
выше, до нашествия Тимура была населена аварскими племенами, вероятно говорившими на андийском языке. Опустошение региона и вынужденое бегство населения в горную Аварию, стали благодатной почвой для дальнешего
расселения здесь чеченского населения аварскими нуцалами, нуждавшимися в освоении запустевших земель и говоря современным языком, увеличении числа налогоплательщиков. Сообщения о второй части этого похода получили самую разную интерпретацию у различных исследователей и даже стали основанием для того,чтобы выдвигать версии о населении терско-сулакского междуречья аккинцами уже в ХIV в. Здесь мы процитируем обоих авторов и приведем звучания географических названий и этнонимов в оригинале, что позволит правильно понять информацию, передаваемую источниками. Низам-ад-дин Шами пишет, что Тимур «спустившись» из горной части современного востока Чечни, «сделал набег на предгорие горы Аухар, и войско привезло много добычи, корма и пищи. Оттуда он пошел обратно через Бешкенд» — «область», жители которой уже ранее покорились Тимуру и потому его войско «совершенно не трогало их и не причиняло им ни малого, ни большого ущерба».Шараф ад-Дин Йазди сообщает во многом схожую информацию:«Спустившись оттуда, он сделал набег на подножие горы Аухар, и воинам досталась большая добыча.


Карта Дагестана времен походов Тимура

Оттуда Тимур повернул назад и направился к Бешкенту. Эту область он украсил светом правосудия и благости и делами великодушия и благодеяния».На основании упоминания в данных источниках географического
названия, приведенного в переводе В.Г. Тизенгаузена в форме «Аухар»,некоторые чеченские авторы, исходя только лишь из кажущейся схожести данного названия с более поздним топонимом «Аух», категорично решили, что
здесь упоминается регион расселения чеченцев-аккинцев. Однако, данные авторы, не удосужились проверить написание данного названия в оригинале, а ведь если прочитать арабографическое написание данного названия в том же сборнике материалов, собранных В.Г. Тизенгаузеном, наглядно видно, что там
написано не «Аухар», а «Авгьар» (Avhar). Также стоит отметить, что в более позднем издании (Ташкент, 2008) сочинения Шараф ад-Дина Йазди данный топоним на русском языке приведен в форме «Авахар» («Спустившись с тех
гор, направились к горе Авахар, расстроил тамошний улус, взял много имущества. Оттуда возвратился и пошел на Бешкент, покорил ту область,установил порядок и справедливость»).Очевидно, что Avhar не может иметь никакого отношения к названию Аух, которое, во-первых является дагестанской формой чеченского этнонима
Акхи (авар. – ГIавухъ), а во-вторых, в тот период аккинцы жили на западе современной Чечни, а согласно исследованиям Н.Г. Волковой, в верховьях реки Терек, на территории современной Северной Осетии и прилегающего участка Грузии (в районе горы Казбек). Кроме того, в источнике говорится о предгорье или подножии горы Avhar, что совершенно точно указывает на территорию Терско-Сулакского междуречья – очевидно нынешний Казбековский, Новолакский и южную часть Хасавюртовского района. Итак очевидно, что данный регион в ХIV в. входил в состав Сарира, а позднее –Аварского нуцальства. В довершение ко всему укажем, что название «Аухар»сам В.Г. Тизенгаузен, понимал как «Авар». Эта позиция была поддержана более поздними исследователями. Упоминаемые в источниках «аухарские»калантары считаются исследователями слоем правящей верхушки Аварии, где ислам в XIV в. занял прочные позиции.Из этого региона Тимур «возвратился» в степи Северного Кавказа и пошел на «Бешкент», где также устанавливал свою власть, а оттуда, Тимур напал на область «Чутур-казак» и оттуда в местность Бугаз-кум, где
расположился на зимовье . Согласно исследователям, данный отрывок следует понимать как возвращение Тимура на притеречную равнину в связи с наступлением зимы и его остановку на зиму в Калмыкии, в районе низовьев
реки Кумы107. Современный узбекский исследователь А. Ахмедов полагает, что Богаз-Кум – песчаные отмели в пойме Терека, но на деле пески в этом регионе находятся только в устье Кумы и даже севернее – на востоке Калмыкии.
Далее сообщается, что «все жители области Мамкуту (в двух вариантах рукописи написано «Мамкъуту», в одном – «Мамукъту») и Гази-кумук («Гъази-Къумукъ») покорно и в полном подчинении прибыли ко двору Тимура, заявили о рабском служении и послушании и удостоились царского благоволения. Среди островов было много мест, на которых люди, полагаясь на воду и сделав ее себе укреплением, проявляли пренебрежении и упущение в изъявлении (готовности) службы и подчинения. Людей этих называют балыкчиян, то есть рыбаками. Тимур отправил в быстрый поход отряд для истребления их. Так как было зимнее время и реки покрылись льдом толщиною



более чем в два гяза, то удальцы прошли по льду, напали на все эти острова, овладели ими, ограбили тех (людей) и забрали в плен, затем победоносно вернулись и прибыли в высочайший стан».Другой автор Низам ад-Дин Шами также пишет, что «вся область Мамукту, покорная и подчинившаяся, пришла к его величеству».Усматривать в «Мамукту» — области «кумуков», как предлагают некоторые авторы, нет никакой возможности ни по географическому расположению, ни по реальным историческим фактам.Этой зимой 1395-96 гг. Тимур истребил население островов северо-западной Каспийского моря, занимавшего рыболовством и названного потому тюркоязычным летописцем «балыкчиан» и двинулся на города Хаджи-Тархан(Астрахань) и Сарай-Берке. Вместо «балыкчиян» А. Ахмедов закономерно дает перевод – «рыболовы», осевшие на осторовах у устья Терека. Дальнейшие походы Тимура не касались непосредственно данного региона, а потому не станем на них останавливаться подробно. Как мы видели
из приведенного материала, биографы Тимура не приводят названий конкретных населенных пунктов в междуречье Терека и Сулака, которые подверглись разрушению. Этот пробел отчасти восстанавливает Абаскули Бакиханов – азербайжанский историк ХIХ в., известный знаток персидских и арабских источников, хорошо знакомый с вшеприведенными сочинениями.После их анализа он излагает собственное видение по поводу географии
походов Тимура в северном Дагестане: «Теперь послушаем рассказы дагестанских народов, сохранившиеся в древних записках и преданиях, сверенных большею частью с эпиграфическими памятниками и надписями. Эмир
Теймур, покорив кумыков, обитающих между Тереком и Сулаком, прошел по земле Мичикич, на город Алмак (ныне деревня в Салатовском округе), который имел семь тысяч домов, а ныне здесь всего сто домов. Он взял город после
сильного сопротивления и разорил его. Оттуда по хребту Салатовских гор,который и поныне называется Теймур-шах-йолу (дорога Теймура), он подошел к укрепленным селениям Берк-Тоу, Алхаз-Тоу, Чубан-Тоу и Батмук (развалины
которых существуют и поныне). Укрепившись в этих местах, салатавцы храбро защищались, но их личная храбрость не устояла против силы и искусства Теймура. Он разорил их укрепления, а жителей переселил в низменные места. Они впоследствии поселились в нынешнем Чир-кее, который и получил свое название от находящихся здесь вонючих ключей (Чирк-аб).Переправившись через Койсу и Сулак в Ахатли, Теймур осадил городГадар…».
Здесь мы привели полностью интересующий нас отрывок из сочинения Бакиханова. Здесь очевидно, что кумыков в то время в междуречье Терека и Сулака еще не было (об этом ниже), также как из сочинения биографов Тимура
не следует, что походу в восточную Чечню, предшествовал поход в междуречье Терека и Сулака. Но для нас важно сообщение о взятии города Алмак, который якобы имел семь тысяч домов и то, что салатавские аварцы населяли к концу ХIV в. укрепленные поселения, названия которых Бакиханов тюркизирует,адаптируя для удобства произношения, БеркIутI («Берк-Тоу»; развалины аварского селения к юго-западу от старого Чиркея), БагIкьухъ («Батмук»;современное село Артлух Гумбетовского района РД, которое будучи образовано в местности БагIарабкьурухъ позднее называлось БагIкьухъ или ГIаркьухъ), а также расположенные на границе Казбековского и Гумбетовсокго районов ХанзагохI или Чупанилросо («Чубан-Тоу») и Ясазулросо (?) («Алхаз-Тоу»).

Автор Шахбан Хапизов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *