Распространение ислама в Панкисском ущелье


 

 

Автор: Шахбан Хапизов

Панкисское ущелье, расположенное в верховьях реки Алазани на северо-востоке Грузии, на территории Ахметского района на рубеже ХХ-ХХI стало широко известно в связи с политическими процессами, там развивавшимися. Совсем другая ситуация здесь складывалась на рубеже ХIХ-ХХ вв., что и является темой данной статьи.

 

Основное население ущелья составляют кисты или кистины, которые фактически являются чеченцами, переселившимися в массе своей в первой половине ХIХ века из горной Чечни. Согласно С.К. Чхенкели, первое поселение кистов в Панкиси произошло приблизительно в 1826 г. Тогда здесь поселился основатель сел. Дуиси с родственниками [6, с. 230-236]. Немного позднее, во времена имамата Шамиля (конец 1840-х гг.) было основано сел. Джоколо [6, с. 230-236]. Третьим возникло селение Омало, остальные – позже. Компактное переселение кистов было завершено к 1860 г., хотя единичные случаи имели место и намного позднее [3, с. 22]. В Панкиси переселялись выходцы из горных малоземельных ущелий на границе с Грузией: Майиста, Мелхиста, Терлой, Хильдихарой, Хачарой и Гезехой (Итум-калинский район), также были переселенцы из ингушей – галашевцев и джераховцев и аварцы из Дагестана, в основном мусульманские проповедники. Кроме того в ущелье живет около одной тысячи беженцев из Чечни, переселившихся сюда в 1990-2000-х годах. Кисты живут в следующих селениях Панкиси (данные переписи населения Грузии 2002 г.[5, с. 92-95]):

№ Название села, количество жителей, национальный состав

1 Дуиси 4103;  кисты  78% чеченцы — 19%

2 Джоколо 1228;  кисты 79% чеченцы — 13%

3Омало 1221; кисты 97%

4Биркиани 910;  кисты 93%

5 Цинубани  264;  кисты 77%, чеченцы — 16%

6Шуа Халацани 189;  кисты 96%

7 Земо Халацани 125;  кисты 71% грузины – 26%

8 Квемо Халацани 122;  кисты 75% осетины – 21%

9 Думастури 231; кисты  29% осетины – 55%

10 Кварелцкали 299; кисты 16% грузины – 81%

На данный момент кисты составляют большинство населения и в селе Думастури, откуда за прошедшие 9 лет большинство осетин уже выехало. В целом в селах Ахметского района (33,07 тыс. жит.) кисты на 2002 год составляли 20,9% населения, а вместе с чеченцами – 24,1%. Сейчас почти все кисты – мусульмане. Особенно повысилась религиозность кистов после прибытия сюда чеченских беженцев. М. Вачагаев закономерно заключает, что именно под влиянием чеченских беженцев в ущелье произошли очевидные изменения в пользу большой исламизации данного региона [1]. Сегодня в ущелье действуют несколько мечетей: Дуиси – 2, Омало – 1, Джоколо – 1, Биркиани – 1, Цинубани – 1, Шуа Халацани – 1. При этом в ущелье уже нет ни одной реально действующей церкви.

Современная картина доминирования ислама в Панкиси сложилась в результате сложных религиозных процессов на рубеже ХIХ-ХХ вв., в которых активное участие приняли дагестанские аварцы. Дело в том, что основное население Дуиси изначально было формально мусульманским, но вера их была слаба, а знания в религии поверхностны, также не соблюдались многие требования и обряды. В двух других селениях (Джоколо и Омало) при переселении чеченцы какой-то религии не придерживались, в основном это были приверженцы традиционных верований. Согласно письменным воспоминаниям местного краеведа М. Албуташвили, переселившихся в 1845 году кистов-мусульман в 1866 году насильственно крестили [3, с. 231]. «Общество по восстановлению православного христианства на Кавказе», учрежденное российскими властями в 1860 году в Тбилиси, пыталось рекрутировать священнослужителей из среды кистов. Оно приступило к строительству духовных школ, для распространения грамотности и церквей (в частности, в селении Джоколо; в конце XIX века в нем жили 187 христиан и 18 мусульман). При этом здесь, «как и в других горных районах, христианизация населения принимала порой насильственные формы» [2].

По данным Д. Павлиашвили, к началу ХХ в. (1903 г.) большая часть кистов (771 человек) стали христианами, а меньшая (200) – мусульманами [4, с. 1]. Эти данные христианских священников, не подтверждаются при обращении к другим источникам. Согласно ним, в Дуиси в конце XIX в. жило 546 человек, из них 47 христиан и 499 мусульман, а общая численность кистов на 1901 г. составляла 1352 человек [2]. Несмотря на то, что жители Дуиси считались мусульманами, им долго не разрешали строить мечеть. Разрешения они добились только в 1898 г. Однако и это разрешение позднее было аннулировано начальником Тианетского уезда. Местные кисты – христиане во главе с Гиа Кавтарашавили обратились к князю Чолокашвили, и тот наложил запрет на строительство. Объяснялось это опасениями властей, «чтобы православную часть кистов не перетянули к мусульманской вере» [4, с. 1]. Кисты обратились к дибиру аварского сел. Билкан в Закатальском районе – Баканасул Абдулле. Тот вместе с представителями дуисцев поехал в Тбилиси и с помощью муфтия Кавказа получил разрешение на строительство мечети, которая была построена в 1902 году [3, с. 232]. По сведениям Л.Ю. Маргошвили, первыми проповедниками ислама в Панкиси были кисты – братья Хангошвили (Гебиша, Ахига и Нонги). Вскоре после поселения в Панкиси Гебиша поехал в хадж, а после возвращения поехал в Чечню и привез с собой некоего Ваата, имевшего исламское образование. Однако тот вскоре скончался. После него в Панкиси приехал дибир «Курмахама» (судя по имени – аварец), который прожил здесь около десяти лет и уехал на родину. Затем уже пригласили дибира Курбана из какого-то аварского селения в Дагестане, он женился на кистинке и его потомки живут в Дуиси [3, с. 232].

По словам дуисца – мурида накшбандийского тариката, чьи предки по линии матери – аварцы (джгIай), помощником Исы-апанди в деле распространения ислама и его близким другом являлся его дед – Ражаб (1886 г.р.). Он родился здесь, но был сыном дибира Курбана – аварца приехавшего в Дуиси в качестве муллы. У Курбана было два сына: Ражаб и Абдулла. У каждого из них было в свою очередь два сына: у Ражаба – Али (2 сына) и Шуайб (2 сына), а у Абдуллы – Жабраил (3 сына) и Джараб (2 сына). Ражаб и сам работал в Дуиси некоторое время дибиром (муллой), поскольку другие опасались занимать эту должность. Дело в том, что царские власти, которые хотели христианизировать кистин, преследовали дибиров. Сам Ражаб неоднократно арестовывался, немало времени провел в заключении, но не оставлял своей миссионерской деятельности по распространению ислама в ущелье. Потомки дибира Курбана, живущие в Дуиси взяли местную кистинскую фамилию Хангошвили. Но, по словам их носителей, они – потомки Курбана от второй жены, а потомки его от первой жены, оставшейся в Дагестане, и сейчас живут там, в аварских селениях Кокрек и Дзержинское Хасавюртовского района.

После Курбана дибиром в Панкиси был чеченец Тавсолта, который приехал в 1905 году и прожил здесь три года, а в 1909 году, по данным Л.Ю. Маргошвили, приехал «некий проповедник Ис-Эффенди, который проповедовал учение Накшбанди и заложил основу этой секте. Он умер в 1920 году в с. Дуиси, похоронен в селе Кабала Лагодехского района» [3, с. 232]. В этом месте хотелось бы отметить, что в июне 2011 г. в ходе поездки в сел. Дуиси автору удалось встретиться с внуком хозяина дома, в котором проживал в начале ХХ века Иса-апанди (которого кисты называют «Исс-эфенди») – 82-летним Ахмадом Багакашвили. Его предки приехали сюда в середине ХIХ века из Майистинского ущелья Чечни. На территории усадьбы Ахмад Багакашвили построил новый дом, да и старый дом перестроен, за исключением той части, в которой проживал Иса-апанди. По словам Багакашвили, их семья специально оставила эту часть дома как воспоминание о религиозном лидере и место сбора его муридов. Его дед – Махам Багакашвили и Иса-апанди были хорошими друзьями, чем и было обусловлено то, что шейх жил у него дома. Ахмад Багакашвили рассказывает: «когда наши предки приехали в Панкисское ущелье из горных чеченских ущелий на границе с Грузией, они не были мусульмане. Здесь началось распространение христианства, в меньшей мере – ислама. Но мусульман было мало и знания их в исламе были минимальны. Когда Иса-апанди узнал о таком положении в Панкиси, приехал сюда и прожил здесь 12 лет, распространяя здесь ислам». Ахмад Багакашвили говорил и о караматах, которыми по его словам обладал Иса-апанди (узнавал о мыслях пришедшего к нему человека). По его словам «когда умер Иса-апанди, его лошадь убежала в Кабали в дом шейха. Так родные приехали в Дуиси и узнали, что умер Иса-апанди. Перед смертью он хотел, чтобы его похоронили здесь в Панкисском ущелье, однако понимал, что родственники его не оставят здесь. Его тело омыли здесь и увезли в Кабали, где он и похоронен». Во дворе дома, где умер шейх, установлена памятная плита, окруженная оградой. Перевод надписи на ней и приведенной ниже надмогильной плиты Исы-апанди был выполнен заведующим Центра востоковедения ИИАЭ ДНЦ РАН М. Мусаевым, за что автор выражает ему искреннюю признательность. На каменной плите вверху есть розетка с надписью «Аллах. Мухаммад», слева от нее надпись: «Да благословит его Аллах и приветствует!» Справа также написаны религиозные формулы, не несущие исторически ценной информации. Основная содержательная часть надписи содержится по центру плиты: «Хозяин этого камня – покойный шейх, муршид Иса-афанди, сын покойного Ибрахима ад-Дагистани переселившегося из этого мира в иной (ахират) в одиннадцатый день благословенного месяца раджаб (30 марта 1920 г.) похоронили его, да простит их двоих Аллах, и да смилостивится над ними двумя. Попросивший написать эту надпись его старший брат Раджаб. 1338 год».

Дом, в котором жил Иса-апанди и сейчас служит местом собраний его муридов по пятницам. До обеда здесь собираются женщины – старушки, а после – мужчины, тоже в основном пожилого возраста. Мы попали сюда до пятничного намаза, а потому в комнате было около 20 женщин пожилого возраста – муридов, занятых исполнением вирда. В селе есть и последователи кадирийского тариката Кунта-хаджи, но собираются они в другом месте.

Стоит сказать, что в Дуиси, к сожалению, джамаат в пятницу ходит на праздничный намаз в две мечети – старшее поколение в старую мечеть, а молодежь в новую, расположенную на дороге. Не существенно различается и обрядовость – в старой мечети собираются в основном последователи накшбандийского и кадирийского тарикатов, а в новой – мусульмане, которых условно можно назвать салафитами. Дибир (имам) старой мечети Дуиси – представительный седобородый кистинец Идрис-хаджи Цатеашвили, которому исполнилось 78 лет. По его словам «первого имама мечети Дуиси также звали Идрис-хаджи. Он был аварцем из юго-западного Дагестана (суйли) и придерживался кадирийского тариката. Под его руководством в 1877-78 гг. была построена первая в Панкисском ущелье мечеть. В это время в близлежащем кистинском селении Джоколо уже действовала церковь и царские власти активно крестили кистин. Уже построенную мечеть власти дважды разрушали, запрещали ее восстанавливать, но ислам в Панкиси все равно распространялся, хотя и с трудом. Центром распространения ислама здесь было Дуиси, где в основном живут выходцы из маистинского ущелья. При Исе-апанди ислам активно начал распространяться и в других селениях и к концу его жизни почти все кистины уже приняли ислам. Помогло и то, что в 1917 году случилась революция. Российская империя разрушилась, централизованная поддержка христианизации кистин прекратилась, как и денежная подпитка кистин – христиан».

К началу XX века, данные общества в большинстве своем были уже исламизированы. Главным свидетельством этого стало строительство мечети в селе Дуиси в 1902 году. Но при этом, оставался еще целый пласт кистинцев, считавших себя христианами, и посещавших церковь в кистинском селе Джоколо. Согласно М. Вачагаеву в начале ХХ в. активную проповедническую деятельность здесь развил Иса-апанди: «После отъезда муллы Тавсолты в 1908 году, на его место год спустя по приглашению жителей села Дуиси, прибыл из села Кабала, накшбандийский шейх аварского происхождения Исс-эфенди. Он не только продолжил начатое дело его предшественником чеченским шейхом Тавсолты, но начал и активно распространять тарикат во всей северной части данного региона вплоть до своей смерти в 1920 году. Исс-шейх, с детства проявлявший рвение в деле постижения ислама, в раннем возрасте обратил внимание жителей села своими не по-детски серьезными рассуждениями о грешности образа жизни своих родных и сельчан. Исс-шейх, пытался переломить ситуацию и заставить формально считавших себя мусульманами полностью принять Коран, как основу их жизни, и замены горских обычаев и традиций нормами шариата… Еще при жизни ему пришлось испытать на себе удары со стороны новых властей, которые закрыли единственную мечеть, и запретами пытались прекратить популяризацию тарикатского учения в северной части Грузии. Исс-шейха похоронили в 1920 в селе Кабали Лагодехского района Грузии, преимущественно заселенного азербайджанцами и аварцами. Его могила, почитается как могила человека снискавшего всеобщее уважение на пути распространения ислама. Его мюриды, по сегодняшний день отдающие дань уважения своему наставнику, верят, что он и сегодня может совершать чудеса, особенно в том доме, в котором он прожил годы в селе Дуиси и который по сегодняшний день, не тронутый временем, является зияратом в честь Исс-эфенди. Его наибом еще при жизни был определен также местный житель Керим Маргошвили (тейп дышни), который и руководил вирдовым братством после смерти устаза шейха Исс-эфенди» [1].

Чуть позднее чеченцы Панкиси познакомились и с учением Кунта-хаджи, то есть уже с кадирийским тарикатом суфизма. Активным его распространителем стал уроженец сел. Ца-Ведено шейх Ода-хаджи приехавший в Дуиси в 1928 году. Как подчеркивает М. Вачагаев, благодаря Ода-хаджи часть кистинцев стали последователями кадирийского тариката кунта-хьажинского вирда, хотя до этого в большинстве своем были последователями накшбандийского тариката в лице последователей Иса-апанди [1]. В дальнейшем религиозная жизнь в Панкиси под давлением властей практически замерла, хотя старшее поколение все еще продолжало исполнять основные религиозные обряды. Первое послабление властями было сделано только в 1969 году, когда разрешили открыть мечеть и исполнять ритуальные обряды суфийских вирдов, уже не прячась от властей. События в Чечне в середине 90-х годах и в начале 2000 года, когда в данный регион переселилось много чеченцев из горной части Чечни, религиозная карта данного региона, сильно, изменилась в пользу тех, кто проповедовал кадирийский тарикат в лице вирда Кунта-хаджи Кишиева. Практически большая часть населения края в лице этнических чеченцев проживающих в Панкиси стали последователями данного вирда. При этом не без влияния чеченской войны, в данном регионе устойчиво присутствует и элемент салафизма [1].

Касаясь жизни и деятельности Ташазул Исы-апанди невозможно пройти мимо истории образования им и его родственниками сел. Кабали в Лагодехском районе Грузии. Автор побывал в этом селении в 2009 г. в рамках полевой работы по изучению аварских поселений Алазанской долины. Анклав Кабали из четырех селений в Лагодехском районе Грузии: Кабали (3,5 тыс. жит.), Караджала, Ганджала и Узунтала с общей численностью 11 тыс. жителей Кабали заселено в массе своей уже ассимилированными аварцами на рубеже ХIХ-ХХ вв., три других селения населены в основном шиитами, приехавшими в первой половине ХХ века из разных регионов Закавказья. Надо отметить, что население Кабали представлено суннитами-шафиитами, а ими в Закавказье являются дагестанцы или потомки дагестанцев, в то время как тюркоязычные сунниты в Закавказье – ханафиты. Жители Кабали также являются последователями накшбандийского и шазилийского тарикатов, есть здесь и последователи аварского шейха Малламухаммада из Белоканского района. В Кабальской зоне расположены четыре мечети, по одной на каждое селение, однако пятничный намаз совершают только в суннитской мечети села Кабали, поскольку религиозность шиитов на очень низком уровне. В отличие от суннитской, шиитские мечети работают только в дни религиозных праздников, в частности дня Ашуры [7].

Основателями селения Кабали были Иса, его старший брат Раджаб и их односельчанин Хаджи-Мухаммад, а также родственники и земляки из горных обществ Анцух и Таш. В частности, мечеть – первое общественное здание, обычно располагающееся в историческом центре села, построена Исой-апанди на принадлежащей ему же земле. В 150-200 метрах от мечети находится фамильное кладбище потомков Исы-апанди и его брата, которые стали первооснователями села. Ниже мы приводим перевод эпитафии с его могилы: «Он Создатель. Это место захоронения шейха, совершенного муршида, известного в народе,  как солнце днем , Исы-афанди, сына превосходного шейха Ибрахима ад-Дагистани ат-Таши, умершего, да смилуется над ним Аллах, 8-го дня благословенного месяца раджаб 1338 года (27 марта 1920 г.)». Далее к Исе-апанди присоединились выходцы из селений Гарбутль, Нахада, Кутлаб и других аварских селений, есть даже выходцы из Ботлиха. На данный момент в Кабали всего несколько десятков лиц, преклонного в основном возраста, владеют аварским языком, хотя люди, интересующиеся своим прошлым, помнят о своем аварском происхождении. Самому автору удалось поговорить с тремя из авароязычных представителей Кабали, которые хорошо владели как своим диалектом, так и литературной формой аварского. Всего в Кабальской зоне проживает чуть более 10 тысяч человек, из них около 3,5 тысячи имеют аварские корни [7].

Шейх Иса-апанди, по рассказам его внуков, был родом из Анцухского ущелья, хотя родное село, они назвать не смогли. Однако в селе Тиви мы уточнили у самих анцухцев, в частности у 76-летнего Бадрудина Адалова, что он был выходцем из села Хидиб Ташского общества (эта информация подтверждается нисбой ат-Таши на надмогильной плите Исы-апанди), которое граничит с самим Анцухом. Потомство у хидибцев, основавших селение Кабали, было большое. У самого Исы, который был женат на уроженке аварского села Кабахчолиб Белоканского района – Хурулэн (Хуруней), было 15 детей. У его сына Мухаммада (15 февраля 1916 г.р.) их было девять – три дочери и шестеро сыновей. Сам Мухаммад, хотя и знал аварский язык и родители его были аварцы, в паспорте был записан азербайджанцем. В это же время в селе был довольно ощутимый прилив тюркоязычного населения из разных регионов Закавказья. Также под влиянием руководства Азербайджанской ССР в селе в 1930-х годах была открыта школа с азербайджанским языком обучения, а все жители в паспортах были записаны азербайджанцами, что в дальнейшем повлияло на этнические процессы в селении [7].

 

Список использованной литературы в алфавитном порядке:

1. Вачагаев М. К вопросу о суфийском элементе ислама в Панкиси (Грузия) // Журнал «Prometheus». №5. Париж, 26 апреля 2010 г.

2. Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. М., 1999. Вып. 2.

3. Маргошвили Л.Ю. Культурно-исторические взаимоотношения между Грузией и Чечено-Ингушетией (кисты Панкиси). Тбилиси, 1990.

4. Павлиашвили Д. Школьное дело в Тианетском уезде // Цнобис пурцели. Тбилиси, 1903. №2361 (на груз. яз.).

5. Сакартвелос мосахлеобис 2002 цлис пирвели эровнулии саковелтао агцерис дзиритади шедегеби (Сакартвело соплебис мосахлеоба). Тбилиси, 2003. Т. II. С. 92-95 (на груз. яз.).

6. Чхенкели С.К. К поселению чеченцев в Панкисском ущелье // Материалы по истории Грузии Кавказа. Тбилиси, 1937. Вып. III.

7. Шахбанов М. Прошлое и настоящее кахетинских аварцев // Газета «Новое Дело». Махачкала, 5 февраля 2010 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *