Заметки о менталитете жителей Закатальского округа


Рассмотрим каждую из них отдельно и начнем, по хронологическому порядку населения, с ингелойцев (местные грузины-мусульмане: потомки «огрузининенных» в ХII-ХV вв. местных аварцев и мигрантов картвельского происхождения.

Ингилойцы

Главная, отличительная черта ингелойца, — гостеприимство. Нечаянно заехавшего к нему он называет «гостем Божьим».Первое условие гостеприимства – угощение, и ингелоец для гостя ничего не жалеет. Он его накормит, чем Бог послал. Ежели у него выделывается вино, то откроет непочатый кувшин на счастье и здоровье неоцененного гостя. Потом возьмет инструмент, в роде гитары, поет, играет, а детей заставит плясать. При отъезде, он просит, чтобы гость и на будущее время не миновал его жилища. По достоинству и званию гостя, провожает его до ворот, или верхом на коне за деревню. Ингелоец вспыльчив, но не злопамятен. Со введением христианства месть стала уступать прощению обид. Ингелоец по-своему трудолюбив: он не любит откладывать дела, хотя, работая, часто отдыхает. Походка его тяжелая, с перевалом. Умственные способности плохо развиты. Богатство природы дает ему все: у него вдоволь хлеба, вина, скота; между тем его угрюмый вид, его нищенская одежда и обувь поражают европейца. Женщина у них, как и вообще у всего здешнего туземного населения, не знает отдыха: она, кроме обыкновенных забот хозяйки дома, молотит и веет хлеб, воспитывает шелковичных червей, смотрит за скотом, ухаживает за огородом. Глава семейства или старший в доме, глубоко уважается всеми домашними; он держит себя относительно прочих членов семейства с достоинством. Ингелойцы – мусульмане – ничем не отличаются от христиан. У многих из них сохранилось уважение к постам великому и успенскому.

Мугалы

Мугалы (тюркоязычные племена монгольского (племена байдар и др.), иранского (таты Лагича), дагестанского (потомки кровников, безземельных горцев и других вынужденных мигрантов из горного Дагестана) и собственно тюркского (племена зулькадар и туркменов кара-коюнлу) происхождения, поселенные коренными жителями аварцами большей частью в конце ХVIII в. на своих землях (опустели в результате нашествия иранского царя Надир-шаха в 1740-х гг.) в качестве батраков или арендаторов »), по характеру своему, во многом схожи с ингелойцами, особенно живущие в Алиабатском и Елисуйском наибствах: деспотизм турок, персов, а потом лезгин отражается на них до сих пор. Угрюмый вид, медленные движения, по большей части опущенная голова, — вот наружный оттенок мугала. Чувство правды им почти незнакомо. Пустое, ничтожное обстоятельство вызывает между ними разноречивые ответы. Присяга для него, как и для ингелойца, ничто иное, как игра слов: он готов присягать сколько угодно. Ложные свидетельства – обыкновенное явление среди мугалов; сутяжничество, незначительные и часто несправедливые жалобы неразлучны с ним. Мугал слишком легковерен, но только к мусульманину, и наоборот, слишком недоверчив – к христианину. Каждое правительственное нововведение пугает его: он видит в нем или приступ к увеличению налогов, или начало рекрутской повинности. Ежели говорят, что массы глупа, то это совершенно верно в отношении к мугалам и ингелойцам: куда один, туда и все, не давая себе отчета, какой может быть из этого результат. «Все так делают, — зачем я буду отставать?» говорят они. Обращаясь к начальнику с каким-нибудь делом, он заводит разговор с самых отвлеченных предметов. Речь свою седеет медленно, растягивая почти каждое слово.
Мугалы занимаются земледелием, обработкою рисовых полей, шелководством и скотоводством. У некоторых есть довольно большие стада овец. Земледелие же у них далеко не совершенно, и только благодаря богатству почвы, обилию орошения и теплому климату, они не знают неурожая. Мугалы ленивее ингелойцев. Вся тяжесть работы выпадает на долю женщин; мужчины же, окончив работу, любят посидеть у бегущего ручья и послушать туземного импровизатора или певца. Мотив их песен чрезвычайно однообразен: это какое-то плачевное завывание, с судорожным сжиманием горла. В этих судорогах заключается вся прелесть, все достоинство певца…

Аварцы

Аварцы(аварцы, как и все дагестаноязычные народы назывались царской администрацией «лезгинами» – прим. ). Характер лезгина вспыльчивый, мстительный. Он нередко готов предпринять самое отчаянное средство, чтобы достигнуть задуманного. Отважный до безумия, он, в случае неудачи, скоро падает духом. Походка его чрезвычайно легкая и быстрая. Он строен и статен. Считая себя как бы высшим существом, он с некоторою надменностью смотрит на остальные народности в округе. Слов «мугал» служит для лезгина выражением ругательства: такая брань может окончиться весьма трагически.
Роскошная природа и труда мугалов и ингелойцев, постоянно работавших на лезгина, сделали его ленивым до крайности. Щегольское оружие и добрый конь составляют его славу, его гордость. Нерасположенность к гяурам, присущая всем мусульманам, в нем слишком развита: среди жителей сел. Джары есть такие личности, которые ни разу не были в Закаталах, со времени нашего здесь водворении, несмотря на то, что Джары от Закатал в версте.
Отличительное достоинство лезгина заключается в том, что он не любит сутяжничать, и видя, что напали на след проступка, чистосердечно скажет всю правду. Вообще нравственный и умственный уровень лезгина гораздо выше ингелойского и мугальского.

Барон Фон-Плотто А. Природа и люди Закатальского округа // Сборник сведений о кавказских горцах, том. 4, Тифлис, 1870 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *