Завещание Багауддина Хурша

«Это мое письмо дает вам полное право отказаться от меня. Какая-либо весточка, полученная из-за рубежа, какая-либо связь с человеком, находящимся за границей, делает вас людьми ненадежными. Для Советской власти я – иностранец, белогвардеец, офицер Войска Польского*.

Но мне бы хотелось, чтобы вы всегда помнили: прошло столько лет, и ни один человек не может сказать обо мне ничего плохого. Пройдут еще десятилетия, историки и журналисты поведают обо мне много чего разного. Надеюсь, все эти рассказы будут правдивыми и искренними. Моя родина – Согратль, Гуниб, Дагестан, Россия. Я никогда ей не изменял ни в делах, ни в помыслах. Я был и остаюсь российским офицером. Служа в польской армии в чине полковника, я много сил приложил для сохранения мира и безопасности. Не разочаровывайтесь во мне… Отец и мать, наверное, давно умерли. Дорогие мои брат и сестра**, здесь, в Лондонской мечети, я воздаю свою молитву им и вам. У меня к вам одна единственная просьба: если каким-то образом вам станет известно место моего захоронения и если у вас будет возможность приехать в Лондон, привезите с собой горсть согратлинской земли и бросьте ее на мою могилу вместе с несколькими красными фасолинками. Я часто вспоминаю фасолевый суп, который готовила нам мама. Этот мир я покину с воспоминанием о его вкусе. Ваш Багауддин».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *