Гиничутль в период Кавказской войны

Гиничутлинцы принимали активное участие в Кавказской войне. Газияв Гиничутлинский – учёный-арабист погиб при защите Ахульго, там же и похоронен. Инквачил Дибир, наиб имама Шамиля, участвовал во многих сражениях. В разное время занимал ответственные посты в государстве Имамата. Имам Шамиль назначал Дибира наибом во многих наибствах. Был членом Государственного Совета (Шуры), начальником охраны имама Шамиля, членом Высшего Дивана (Суда). В окружении имама Шамиля Инквачил Дибир считался деловым, умным и дальновидным политиком. Имам Шамиль всегда советовался с ним. Он также был комендантом последнего бастиона Шамиля – Гуниба.

Инквачилав Дибир – личность чрезвычайно интересная. Будучи одарён необыкновенно счастливою наружностью и такими же способностями, он ещё в ранней молодости завоевал себе репутацию «учёного» и, что редко совмещается, выделялся при этом как ловкий и отважный наездник, лучший стрелок, заряжающий на полном скаку свою винтовку и т. д. Первые уроки войны он получил в школе знаменитого Хаджи-Мурата, сопутствуя ему во всех наездах в качестве его письмоводителя и отрядного казия. Затем в 27 лет он уже был назначен наибом Аварии и в этой роли блистательно фигурировал в самое трудное время дагестанской борьбы. Между прочим, в 1854 году он первым вторгнулся в Цинандали, где захватил, так называемых, «пленниц Шамиля», а три года спустя настолько отважно действовал под Буртунаем, что Шамиль, выставляя его как образец другим наибам, произнёс ещё памятную в горах фразу:

– Таких молодцев создаёт только Авария!

«…Инквачил Дибир был последним из защитников Ведено, а затем единственным из наибов, который не изменил Шамилю, и не только руководил обороной Гуниба, но и лично переговаривался с князем Борятинским». Газета «Кавказ» от 9 октября 1896 года.

Имам Шамиль посылает Дибира и Юнуса из Чиркея вместе с парламентариями на переговоры с русскими. Там среди русских они нашли своего близкого родственника хунзахца в чине высшего офицера, и между ними состоялся нелицеприятный разговор. Дибир отказывается от ведения переговоров, это же предлагает Шамилю. Дибир вернулся во вверенный ему участок обороны и продолжал защищаться и после переговоров Шамиля с Барятинским… Но был взят в плен и арестован, дом его в Гиничутле был разрушен и ограблен русскими, семья его осталась без крова. Вместе Дибиром в Гунибе был арестован и Рустамил Хасан, двоюродный брат известного учёного Хайдарбега Гиничутлинского. О дальнейшей судьбе Рустамил Хасана ничего неизвестно. Через 6 месяцев царские власти выпустили Дибира из тюрьмы.

Бывший начальник Среднего Дагестана генерал Лазарев Инквачилаву Дибиру предлагает русскую службу.

«…Не будешь ли ты также верно служить нам, русским, как служил Шамилю…?» – спросил его при этом генерал.

«…Явиться, следуя примеру остальных наибов, к русскому Сардару и получить от него щедрые подарки, конечно, было бы безопаснее и выгоднее, – ответил Дибир. – Но выполнить до конца принятые перед Богом обязательства я считал долгом порядочного человека, и впредь никогда не изменю этому правилу».

И это была не пустая фраза. Л.И. Меликов перемещал Дибира всюду, где только требовались исключительная преданность, энергия и опытность. Таким образом, он побывал наибом во многих местах Дагестана, начиная от Дидо и до Кайтага. С выходом на пенсию в чине гвардии штабс-ротмистра царской армии, он доживает свой век в Гиничутле, всё ещё сохранив, однако, чуть не юношескую бодрость и, в особенности, память. Оказывал большую материальную помощь при строительстве 13-ти мечетей и в том числе в родном Гиничутле, Гурибе, Телетле, Костеке и других сёлах… Дибир совершает хадж. В 1886 году в родном ему селении Дибир покидает этот мир. Ему тогда было 70 лет. Похоронен в Гиничутле, могила Инквачил Дибира была местом зиярата до 1930 г.

Другой участник Кавказской войны Гогил Мухума был убит в начале 1841 г. в Назране.

 Активный участник Кавказской войны Кебед, сын Асхаба, участвовал вместе с Шамилём во многих сражениях. Этот мюрид был вместе с Хаджи-Муратом в 1846 г. во время похода на Дженгутай. Именно Кебед привёз тогда Нох-Бике в горы, посадив её на своего коня позади себя. Кебед участвовал и в защите Гуниба. Умер Кебед в 1916 г. Алмас принимал участие во многих сражениях, был ранен в бою при Салте в 1847 г.

Малахусейн, сын Хамзы Старшего, был доверенным другом Хаджи-Мурата. Арестованного Ахмедханом Хаджи-Мурата вели конвоем вооружённых солдат в Темир-Хан-Шуру по дроге «Бол нух» мимо Гиничутля, он закричал три раза. «Эй, Малахусейн!» А Малахусейн в ответ Хаджи-Мурату тоже три раза: «Я понял!» Когда конвой проходил по узкому проходу на северном лесистом склоне Буцулдерилбала, по условному сигналу Хаджи-Мурат прыгнул вниз, в сторону леса, небольшая перестрелка, и он на свободе! У этого Маллахусейна был сын Инквачилав, погиб он при защите Гуниба в августе 1859 г.

Умар – сын Хамзи Старшего, близкий друг имама Шамиля, при приезде в Гиничутль имам всегда останавливался у него.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *