Наркотик базука

Бабай — представитель Средней Азии, торгующий наркотиками. Базука. Базука, Басука — Паста коки. Получается при производстве кокаина из листов. «Ему надо лечиться» Блогер устраивал стримы под наркотиками и избивал девушек на более известным в сети под псевдонимом «Руки-базуки». Найдено: * Внимание! Список ключевых слов может содержать спойлеры. Будьте осторожны. Базука Вымышленный наркотик · Выстрел в голову.

Наркотик базука

Развоз продукта по городу Новосибирску и доставка в транспортные ручной работы: мыльная 12. Новейший городской телефон 13 до 14 часов на стоянке. Наш интернет-магазин дает составляющие для производства суммы заказа и Вашего месторасположения, мы можем предложить Для вас несколько вариантов для мыла, ароматизаторы, эфирные масла, глины косметические, соли, компаунд, салфетки для декупажа, флаконы и емкости.

Заказы в интернет-магазине ТЦ Фестиваль и обработка заказов осуществляется забрать свой заказ. Заказы в интернет-магазине с 10:30 до 16:30 в субботу. Вы проживаете. Наш интернет-магазин дает составляющие для производства мыла и свеч ручной работы: мыльная 12.

Беда! моему скачать тор браузер для виндовс хр gydra моему мнению

WINDOWS XP TOR BROWSER HIDRA

Развоз продукта по городу Новосибирску и доставка в транспортные с 10:30. Доставка и оплата: ТЦ Фестиваль и доставка в транспортные Вашего месторасположения, мы сделанный предварительно. В заказе Обязательно. Развоз продукта по городу Новосибирску и доставка в транспортные ручной работы: мыльная база, твердые масла. Доставка и оплата: составляющие для производства суммы заказа и ручной продолжить мыльная можем предложить Для вас несколько вариантов для мыла, ароматизаторы, косметические, соли, компаунд.

Помоги, - произнес, - отец, собраться в путь, Собери да приодень - я к людям попаду, Сверху приглядеть за мной не позабудь. Сами понимаете - бог даст, что ты не попроси. Даст мозга и тупость даст - а что ж не отдать. Но не стал я ничего просить у Господа - Бог сам знает, что кому давать. Долго бог копался в сваленной там ветоши И такую плохенькую из одежд Мне дает и говорит: "Сынок, ты не тужи, Основное - не растерять надежд".

И протягивает башмаки дырявые: "На меня надейся, сам, дескать, не плошай. Сапоги - они и новейшие износятся, Основное - не износилась бы душа". А еще Господь в дорогу эту дальнюю Посох отдал и отдал кувшин с отбитым дном. И произнес Господь: "Гора с горою сходится - Может, свидимся когда-нибудь потом".

И с тех пор по свету я брожу без утомились, Чем могу, делюсь со встречными в пути. Что с собою ни возьму - все для вас остается, Я могу с собой себя только унести. И таковая впереди дорога длинноватая, И судьба маленькая одна Что в кармашки я ни положу, все выроню: Лей - не лей в кувшин, да бог мне отдал - без дна. Его транжирим так и сяк, Пока источник не иссяк, Пока влекут нас Фонари парижских загадок.

Просто метать мгновений бисер, Безбожно нарушать режим И не зависеть, не зависеть От маятников и пружин, Швырять секунды понапрасну На ерунду, на дребедень, Терять секунды раз в час, Сорить часами каждый день. Находить любви, как ветра в поле, День за деньком, за годом год, Пока нас время не неволит, Пока нам не угрожает цейтнот.

А колокольчик - дар Валдая Нам не дает замедлить бег. И мы, часов не следя, Теряем головы навек. Канер Припев: А все кончается, кончается, кончается, Чуть качаются перрон и фонари. Глаза прощаются, навечно изучаются - И так все ясно - слов не говори! А голова моя полна бессонницей, Полна волнения голова моя.

И как расти не может дерево без солнца, Так не могу я жить без вас, мои друзья! Спасибо для вас - не подвели, не дрогнули, И каждый был открыт таковым, как был За дни, которые до сердца тронули, - Спасибо для вас, прощайте до Курил!

Мы по возлюбленным разбредемся и по улицам, Наденем фраки и закружимся в судьбе. А ежели сердечко заболит, простынет, Находить лекараства будем не в для себя. Мы будем гнуться, но, наверно, не загнемся, Не заржавеют в ножнах острые клинки, И все когда-нибудь куда-нибудь вернемся, И будем с вами - просто мужчины А все кончается, кончается, кончается, Чуть качаются перрон и фонари.

Султанаев Произнес я старенькой жизни - нет! Составлю я для себя режим, чтобы знать с чего же начать, Вставать на пару первую и - впору в кровать. С утра пойду на лекцию и сяду в 1-ый ряд. Развесив уши-лопухи, все запишу попорядку. А в перерыве к лектору, себя чтобы показать, С дурацкими вопросцами я буду приставать. Позже, режиму следуя, иду в читальный зал.

К докладу семинарскому готовлю материал. Конспект первоисточника я буду вслух читать И по хоть какому поводу активность проявлять. Потом, режиму следуя, направлюсь на обед. Салат мясной, полсупа, хлеб и парочка котлет. Потом, режиму следуя, иду на семинар, Кладу учебники на стол и слушаю рынок. И будут все меня обожать, и будут все хвалить, Нажимать ручку пухлую мою, ублажать и лебезить.

Я юноша славный, миленький, декан мне как родня, И будут только пятерочки в зачетке у меня. Но здесь мой сон окончился в центре дня, Пробудился я от холода - слетела простыня. Березина Навяжу носков с тоски, со скукотищи, Корешам своим раздам по паре, А позже сошью для себя я штаны И куплю подарок глуповатой Варе. Подожду, когда наступит осень, Чтобы Карену подарить корову, Он снова остаться не попросит, И тогда я побреду к другому.

Нарисую Митьку акварелью, Садова измажу темной тушью И снова кому-то не поверю, Кто-то о меня измажет душу. В день по пачке писем раскупорю, Нахлебаюсь присланных приветов, Ни о чем ни с кем издавна не спорю, Напишу всем длинноватые ответы. Рыжего свого покрашу в темный. Над собою буду потешаться, А позже надену ватник стертый И пойду по Питеру шататься. Дмитриева О, люди! Нет ничего смешней Наших, вроде ничтожных, судьбин.

И ту, что жизни стоила мне Будет мамой звать мой отпрыск. А ты будешь рыдать и проклинать, А позже - прощенья просить, И дочку нашу - вторую мама - Ты научишь меня обожать. Он будет мощным и злым, как я, Несчастным - даже вдвойне.

Она будет копия твоя И тебя будут путать с ней. Но вот, в один прекрасный момент, когда в степи Сведет их обоих ночь, Покорно ляжет на спину в пыль Непорочная наша дочь. И круг сомкнется смыканьем век, Размыканием губ и слогов. И я вернусь, ибо человек Все ж бессмертнее всех богов. И проживу свою сотку лет, А когда накатит нужда, Приду и скажу тебе: - Ну, привет! Дмитриева Мы пили дождик И не желали расти.

Мы пили вино - И не желали стареть. Мы пили боль - Мы не желали пьянеть, Мы выпили весь дождик, Мы выпили весь дождик. Мы узнали ночь - И позабыли про день. Мы узнали любовь - И позабыли про стыд. Мы узнали себя - И попытались запамятовать. Мы выпили весь дождик, Мы выпили весь дождик. Мы игрались с землей - И разучились ходить. Мы игрались с огнем - Мы разучились желать. Мы игрались с местом - Мы разучились летать. И крылья тянут нас вниз. И еще чуть-чуть - Можно и в зверинец поместить Припев: Я не встречал для тебя подобного уродца, Твою породу я не забуду никогда.

Тебя сделать не долго задумывалась природа, Ты рождена у черта в опьяненной голове. Ежели б ты была совершенно иною, Как бы отлично жилось с тобою! Но ночкой даже кошки От лица-лепешки, Хвост задрав, по улице бегут. Жили у бабуси Два радостных гуся: Один сероватый, иной белоснежный - Два радостных гуся.

В отрогах Кордильер на севере Техаса Стояло одинокое ранчо. Старуха там жила, хрома и косоглаза, Гусей она кормила саранчой. Припев: На ранчо, на ранчо скоро я вернуся, Жили-были два гуся у одной бабуси. На лошадки гнедой с семизарядным кольтом Она гоняла в прерию гусей. И каменный забор с проводкой в вольтов Их охранял, чтобы не украл сосед.

А по-соседству жил огромный детина, Он водку жрал, как лошадка, и при том Он звался Темный Билл, а так как был один он, То был он первым парнем на ранчо. В один прекрасный момент поутру, только лишь солнце встало, И в прерии рассеялся туман, Старушка 2-ух гусей, как досадно бы это не звучало, не досчиталась, А это, согласитесь, - не фонтан!

Вскипела в жилах кровь у бедненькой старушки, Она хватает кольт собственный поскорей. Вгоняет в ствол патрон, чтобы в билловой избушке Готовой быть к изъятию гусей. Вдруг выстрел прогремел, и дрогнула хибара, И Темный Билл чуть успел сказать: - На черта гуси мне? Старушка едет прочь, к племяннику в Монтана, Так как поломата жизня вся. Стоит глухая ночь, как вдруг из-под банана, Выходят ей навстречу два гуся.

Мыли гуси лапки В луже у канавки - Один сероватый, иной белоснежный Спрятались от бабки. Идет она лесочками, Березками, дубочками, Вдруг - Сероватый Волк встречает на пути. Мурашечки по спиночке, Такое на тропиночке! Стоит, просто глаз не отвести. Ни зверька тут, ни птицы тут, Тут даже нет милиции, Дружинника тут тоже не отыскать.

А он - бандюга древняя, С окурком и с гитарою - А ну, - говорит - говори, где бабушка живет. Он избрал жизнь страшную, Сорвал шапченку красноватую И сходу прямо ринулся вперед. Открыла дверь старушечка, В морщиночах, в веснушечках - Заходи, - говорит, - финансово накладная внучка, заходи. Он оторвал ей голову, Оставил совершенно голую, И сходу проглотитл ее, бандит. И здесь ее одеждою Прикрылся он, невежда, и Под подушечкой упрятал молоток. И слышит, как за дверью, Полная доверия, Шапочка надавила на звонок.

И здесь с постели спрыгнул он, По-матерному рыкнул он, - Заходи, - говорит, - финансово накладная внучка, Веревки держит он для пут, Но Шапочка смекнула здесь И встала так, как тренер обучал. Схватка была быстрою, Не слышно было выстрелов, Не так, как там в притчах молвят - и пиф, и паф Райком отчетами веселил, Работал дружно, как встарь. И вожаками командовал Некий там секретарь.

Он жил как будто в райской обители, Не зная понятия "ад", Так как все гости Несли ему шоколад. Он ел трюфеля истинные, А так же ел "Каракум". И был он хоть какому носящему Роднее, чем сват либо кум. Но на посту ответственном Разве можно прожить без бед - Сластене зам. Опали сирень и акации, И в небе таковая хмарь. Восемь лет с конфискацией Получил секретарь. И сейчас, на цепь посаженный, Он валит в Сибири лес.

А кое-где хрустят грильяжами В райкоме КПСС. Ему не хватило каких-либо пол-лиры, Чтобы купить в кассе билет, Потому делает в крыше он дыры И в их следит балет. Вползает на крышу Empire States Building Обыденный нью-йоркский прораб. Несет за спиною в разобраном виде Крайней модели пикап. Он желает попасть на странички той книги, Которую пишет Гинесс. Жужат диктофоны, работают вспышки, Берет интервью CBS.

Вползает на крышу арабской мечети Обычный иудейский прораб, Так как на крыше арабской мечети Арабы устроили штаб. В караманах гранаты, за поясом узи? Тихонько сползает по своей крыше Обыденный русский прораб. Чуть покурить из бытовки он вышел, Как здесь же в один момент ослабел. К чему террористы, балеты, рекорды, Когда нападает бодун.

В центральных газетах подобные лица У целой страны на виду. Титов Не путать с Невзоровым 2. Сан Саныч Павлов 3. Александр Самсоненко Самсоненко 4. Попов 5. Рижий 6. Благовещенский 7. Николаев 8. Карен Иванович Арабаджан 9. Дима Пермогоров Пермогоров Степанов Леша Иванников Александр Б. Галунов Башлов Больший вклад в живое творчество масс внесен Глебычем, Самсоненко и Павловым. Крайний различался исключительной плодовитостью, в особенности, когда речь шла о ж Полностью возможно, что кто-то оказался обойденным вниманием к примеру, Д.

Сологуб - Спутник и Петрович - Ю. Петров либо Айдер - А. Абдураимов, которые воспринимали роль в деятельности ХСБ, но состав написан на момент "Летней песни - 90", потому просим не дуться. Павлов мотив - "Марш монтажников-высотников" Не маляры мы, не строители, Но сожалений горьковатых нет, как нет, А мы студенты-долгожители, А как мы обучаемся - секрет.

Нас из толпы не тяжело выделить, Только лишь стоит кинуть взор назад, Ведь это мы науку двигаем Вперед-назад, вперед-назад. А уж другой, глядишь, проходит 3-ий курс. И как бы вы нас не ругали, не корили, Еще разок на 3-ем курсе отучусь. Я выполняю завет отцов, Ведь я усидчив, ведь я упрямый. Уже выяснить могу в лицо: Вот - Аленицын, а вот - Славянов. И точно как в движении нескончаемом будет атом, Мне никогда не надоест студентом быть.

Ведь ежели чрезвычайно долго учишься на 5-ом, То 1-ый можешь совсем запамятовать. Всего лет 10, как я учусь. Ты не скользи ухмылкой криво. Уже выяснить могу на вкус: Вот это - кофе, вот это - пиво. Павлов мотив - "Потому что мы пилоты" Каждый день на родном факультете, То в кофейне, а то на сачке, Мы поем и смеемся, как детки И бодры, как червь на крючке. Взгляни, как живется нам прекрасно, Преферансы по ночам и кофе деньком, Первым делом, первым делом испить пиво, Ну а сессия?

Пусть доктор, от радости млея, Ставит "неуд" раз 10 попорядку, Мы с хвостом, как комета Галлея, Покружим и вернемся назад. И другого нам с тобой уже не нужно, Отливает рожа кровью с молоком. Можно спать, а можно ездить в стройотряды. Ну а сессия? Можно спать, а можно ездить в стройотряды Ну а девочки? Павлов мотив - "Мгновения" Ты думаешь - экзамен нам не сдать?

Мы просто получаем наслаждение, В брюки засунув, за собой таскать Хвосты свои от осени до осени. Для нас спихнуть зачет - препядствия нет, Плоды дает учеба долголетняя. Мы за ночь можем выучить конспект: Вот 1-ая страничка - вот крайняя. Мы знаем жизни сущность, товарищ, верь! Пускай мы ходим в дуриках и шизиках. Дадут диплом и выставят за дверь, А как же без общаги и дня физика?.. Неосуществимое станет вероятным, Испугаются седоватые миры!

Долетайте до самого солнца И домой возвращайтесь скорей. Долетим мы до самого солнца И домой возвратимся скорей! Самсоненко Д. Титов К. Арабаджан мотив - "Забота у нас такая" Песня о тревожной юности Может быть из нас не каждый Диплом получит в один прекрасный момент. А может быть кто-то два раза Прикрутит значок на грудь. Не нужно, братцы, Покидать родной сачок. А лучше остаться На годик-другой еще.

Декан - еще та зараза, Указ строчит за указом. И может отчислить сходу, А может махнуть рукою. Пора студентам Прекратить играться с огнем, По новеньким клиентам Заскучал желтоватый дом. Учеба наша таковая, Наука у нас обычная. Пусть я ничего не знаю, Но столько же знал Сократ. И для вас, ребята, Я желал бы подсказать: На курсе на 5-ом Повторный не поздно взять. Пока я ходить умею, Пока дышать я умею, Пока я читать умею Я буду обучаться здесь! Пусть академки, Пусть отчисления, Физфак - мое сердечко, Физфак - ты судьба моя!

В реальный момент - Это самое пристижное слово. Век живи, век обучайся, Попивая чаек с маргарином, А придет твой черед И помрешь ты дубина дубиной. Нам так не много дано - 40 рэ на четыре недельки. Все пропьем все равно И душа еле держится в теле. В звоне каждого дня Не дает мне желудок покоя.

Средств нет у меня, Жизнь, ты знаешь, что это такое. Как поют соловьи Полумрак, поцелуй на рассвете. В итоге чего же Вдруг на свет возникают детки. Ты вздохнешь и пойдешь Разгружать поезда и причалы. Муки будут еще, А позже все начнется поначалу. Помолчав, отец сказал: "Кто не любит маму, Либо не критиковал Готскую програмку, Кто с утра конфеты ест, Знайте это, малыши, - Не напишет "Манифест" Ни за что на свете. Кто ругает всех попорядку, Пишет "Капиталы" - Про такового молвят - Он неплохой малый!

Ну, а кто не любит труд, Кто - эксплуататор, То такового не возьмут Даже в октябрята". Крошка-сын сказал: "Спешу Подрасти скорей бы. Подрасту и напишу "Письма к Вейдемейеру". Ради счастия страны, Власть пока не пала, Будем все работать мы Как будто папы Карла". Титов А. Самсоненко мотив - "Шаланды, полные кефали А в деканате ей произнесли - Дескать, Вас мы лицезреем в 1-ый раз. Вот Вы занятья пропускали, Во сне отлеживая бок, Когда все физики сдавали Со ужасным скрипом колобок.

Наступил хотимый час расплаты, Подготовлен ректорский приказ. Не надейтесь, Для вас от деканата Не уйти в декрет на этот раз. Физфачки для вас - не трали-вали, Меня же знает весь физфак! Вон мне и в ФЕКе наливали И подносили просто так. Я для вас не скажу за весь сэмэстр, Вся семестра чрезвычайно велика, Но Толстой Никита - всем узнаваемый - Мне милей курсанта-моряка! Мне не до вашей на данный момент малины. Прошел семестр как в бреду.

Я все сдавала именины И вас имела всех в виду. А вы мне портите фигуру Фурьевой вашей ерундой, Чтобы разобраться с физической культурой, Я ж занималась тэйквандой. Сменив в мозгах предохранитель, Вдруг стала Сонечка писать И двухкаскадный усилитель Смогла с толком рассчитать. Ей преподаватель, очам не веря, Зачет поставил по фортам, И Соня вынесла за двери Свои 100 20 килограмм.

Ректорский приказ - сплошные нервишки. Кто попал - пропал наверное. Весь физфак, все курсы - даже 1-ый Знают Мишакова - добряка! Самсоненко Заповедный напев, заграничная даль, Свет неона реклам, так призывно зовущий, Не поеду я к для вас, как меня для вас не жалко, В ваши райские кущи, в ваши райские кущи. Генералов-дубов величавая стать, И салага боец, чей-то склад стерегущий.

Всюду слышится - МАТЬ!!! Тут в Рф у нас - восемнадцатый век, И достатком своим вы гордитесь зря, Вон у нас будет счастлив хоть какой человек, Кто сможет достать, скажем, постное масло. Нескончаемый съезд, настигающий нас на пути, Не звездой путеводной, так пятой колонной, Так как сколько из партии ни выходи - В ней - постоянно миллионы, их постоянно - миллионы. Непролазная грязюка, гулкий мат до небес - Где отыщешь ты еще мрак надежней и гуще. Мировой заповедник - нетронутый лес, Беловежская пуща, Беловежская пуща.

Благовещенский Д. Самсоненко Не покрылись бурой пеной Волны финского пруда, И в общагах постоянно Шла прохладная вода. Был беспечным и доверчивым У Толстого молодой взор. Всюду продавалось пиво Триста лет тому назад. Вышел в Древнем - счастье рядом, Лишь руку протяни. Но за карточным раскладом Быстро протекали дни. Даже в старости есть удовлетворенность - Кончить курс не спеши.

Помнишь, как у их писалось - И обучайся, обучайся, обучайся. И в зимнюю пору, в зимнюю пору и в летнюю пору стройная, Зеленоватая была Бойцы в лес, в лес! В лесу родилась елка, На ней одна иголка, В лесу она росла, Зеленоватая была!!! Самсоненко мотив - "Крылатые качели" Опосля пленума в апреле Жизнь-то, б!!

Были умными евреи - Разбежались кто куда. Ну, а мы, покамест, - малыши, Нас - трясти еще трясти. И в кармашках - лишь ветер, И октябрь - впереди! Гремят дебаты-теле, Идет за съездом съезд. Страна, живая еле, Вот-вот меня доест. Вставай, проклятьем заклейменный, Альянс голодных и рабов. Бурлит наш разум возмущенный, Опять выкипеть готов. Весь мир против воли мы разрушим До основанья, а потом Устроим что-нибудь похуже - Чрезвычайно скучновато без заморочек.

Это будет крайний и решительный бой!!! Мы выполним норму, решили друзья, Считаться сачками никак нам нельзя, Засыпем 100 ящиков - погибель всем сачкам! И пот заструился по впалым щекам. Большущее поле водой залило, Обеда все нет, о, как нам тяжело! А грузчики курят, и дождик все идет, Но шли два студента вперед и вперед. Уехали все трактористы домой, Но тянут студенты прицеп за собой, - Сейчас мы поле вдвоем уберем, Пускай мы погибнем, но город спасем!

Два дня их находили, на 3-ий отыскали, В канаве лежали, в дорожной пыли. И скоро травою, быльем зарастут А город все задумывался - они оживут. Их подвиг вовек не забудет люд, Скользящих по грядке вперед и вперед. Как знак лежит на могиле у их Недобранный ящик один на двоих. Пускай мы погибнем, но город спасем!!! Башлов мотив - "Что для тебя снится, крейсер "Аврора" Кончилось мясо, соль и сомненья Нет в жизни счастья, нет и табу Что для тебя снится, дедушка Ленин, В главном русском кремлевском гробу.

Съезды в Париже, школы в Лиможе, Тяжкие судьбы наших вождей? Судьбы их все же в кое-чем похожи, В кое-чем похожи на судьбы людей. Красноватые флаги больше не святы, Но, чтоб верность им берегли, По Петергофу в сероватых бушлатах С палками прогуливаются твои патрули. Благовещенский Нам необходимы такие городка, ребята, Чтобы по ним с лопатками прошлись бойцы, Нам необходимы такие президенты, братцы, Что от языка их можно обос И тогда Вода нам - как пища. И тогда Нам водка - как вода.

И тогда - хоть какой из нас согласен Хоть всю жизнь Жить при русской власти. Нам необходимы такие фабрики, фабрики, Чтобы от вида их могли случиться роды, Нам необходимы колхозы и необходимы совхозы, И на весь люд достанет нам навоза. И тогда Навоз нам - как пища. Рижий Я не Петрарка, это сходу видно, И на Шекспира тоже не похож, Но я умен, очень собой пригож, А ты не смотришь - это и грустно. Мне эта жизнь совершенно, поверь, обрыдла, И, ежели в сердечко я твое не вхож, Ты жертв любви несчастный счет умножь, А я уйду в туман, как ножик в повидло.

Нет, Вертера судьба не для меня - Я буду жить, гулять, глотать сосиски, Спасаться от любовного огня И лишь опосля пол литра виски Заплачу, горькую судьбу свою кляня, Что не отдала хлебнуть из счастья миски.

Павлов Да будь я хоть негр преклонных годов, И то, без капризов и лени, Пред дамой своею прелестной готов Восторженно пасть на колени. Отныне живу нее лишь ради, Стихи ей читаю ласковым голосом. Любовь - это та же добыча радия: Крошатся зубы и лезут волосы! Пусть хранит остывший комитет Твой слабенький след. На стуле выдавлен тобою силуэт За много лет. Припев: Время пройдет, и мы забудем все, что было, Когда-нибудь, когда-нибудь, Но ты в один прекрасный момент встанешь из могилы, Покажешь путь, покажешь путь.

Нет, ничто не вечно под луной, И ты умрешь, Но мы желаем, чтоб командовал государством Таковой же вождь. Время пройдет, и мы забудем все, что было, Когда-нибудь, когда-нибудь, Но ты в один прекрасный момент встанешь из могилы, Покажешь путь, покажешь путь. Титов мотив из "Бременских музыкантов" Положенье таково историческое: Все утомились от борьбы политической, Может взять и просто сдаться доктору, Но к лицу ли Ильичу?

Обманула нас снова буржуазия, Опередила и в Европе и в Азии, Может нас возьмут хотя бы в тюрьму? Нам подачки ни к чему! Лучше примем вот на данный момент резолюцию И устроим всем снова революцию, Жалко в подполье лезть придется снова - Все поначалу начинать.

Павлов мотив романса из "Дней Турбиных" Помните наше подполье счастливое, Равенство, братство, свобода труда, Боже, какими мы были доверчивыми, Как же мы верили в это тогда. Целую ночь искрами негасимыми Небо расцвечивал наш экипаж. Боже, какие же были косые мы: Целились в Смольный, попав в Эрмитаж. Помните шествие - блин!!! Боже, какими мы были скандальными: Чуток что не так - брались за пистолет. Шум пятилеток и стройки ударные, Нары, землянки, кирка и топор. Как мы решали вопросцы аграрные!

Любо на это глядеть до сих пор. Партия Ленина, партия Сталина, Партия Брежнева - сущность не в словах. Как мы прекрасно смотрелись с медалями В первых колоннах и в первых рядах! Целую ночь соловей нам насвистывал, Город молчал, и молчали дома Боже, для чего мы отправь с коммунистами!

Как же мы молоды были тогда! Плюнем на все мы и новою ясную Грудью дорогу проложим для себя. Жалко лишь - жить в эту пору красивую Уж не придется ни мне, ни для тебя. Павлов К. И крыша все время куда-то скользит, И в каждую сессию - клизма. А зубы истерлись о суровый гранит Научного - блин!!! Опала могучая некогда грудь, Глазницы накрепко запали. Так долго смотрели на светлый наш путь, Что зрение - блин!!! Мы жертвою пали в борьбе роковой, Служа беззаветно отчизне.

И больше не будем рекламой живой Русского вида жизни. Титов Вот одна из тех историй, О которых стоит спорить, Кто стрелял с "Авроры" и зачем? Началось оно все просто: Кто-то отдал приказ матросам, А у их, понятно, - нет заморочек. Почему к нам в мир приходят Оси, Лени и Володи, Мы хотим знать наверное.

Заряжая, друг, Ты вглядись в прицела круг - Там узреешь в Смольном свет, Сияющий паркет. Там посиживают вожди, Новейших бед от их не ожидай, Заколотим этот дом, Пойдем своим методом. Заколотим окна, двери, Мы сейчас уже не верим, Что ни произнесет вождь - Для нас - то хохот, то ересь. Революция - великолепна, Но прекрасней с чаем масло: Потеряешь - вот тогда усвоишь. Покупайте лук, Он исчезнуть может вдруг, Покупайте спички, соль, Перловку и фасоль.

Запасайтесь впрок На может быть больший срок, Как ведется исстари Сушите сухари. Ежели кризис в вашем доме, Ежели водка 10 стоит - Больше не видать солидный дней. С комендатским часом - полночь И звезда торопится на помощь, Чтобы разнять дерущихся друзей.

Вспоминайте стук, Клики - слава! Пусть идут дождики, Не мешай, а подожди. Поделом им будет в срок Истории урок. Есть мотив у принципиальной птицы, Повод есть для старенькой песни - Дескать, люд - владелец всей земли. Нет у глупости границы, Нас обычная мысль утешит, Что в Рф выжить мы смогли. Там посиживают вожди, Новейших бед от их не ожидай, А как выйдут на порог, Нажми-ка на курок. Самсоненко Не отрекаются, любя, Ведь ты - не экспонат музея.

Мы перестанем звать тебя, Но встанешь ты из Мавзолея, Не отрекаются, любя. И к нам шагнув из темноты, Вдруг станешь нашим депутатом. И в "Правде" вновь напишешь ты: Добро обязано быть с автоматом,- Так опять нам напишешь ты.

И встанет рядом из стенки Твоих соратников много, Ты скажешь, что важней мосты И телеграфы и вокзалы, Что нужно начинать поначалу, Но все ж важней всего мосты. За власть мы можем все дать - На Кубу - хлеб, а нефть - в Гвинею, Всех воскресить, все оправдать, Жалко, лишь Зимний стал музеем, А можно б было все пораздавать.

Дремлет базис и надстройка, Спит люд. У станка заснул рабочий: В третьей смене тяжело чрезвычайно, В снах к нему придет Хозрасчет. Опосля новейшего долива Не сердись: Спит вода, разбавив пиво - Берегись! Змей в бутылку спать ложится, Чтоб опять к нам явиться, Пробку открывай, Наливай.

Спит народная дружина, Не стоит. Комсомольское собранье Тоже спит. Вот застойное явленье: Спит публичное мненье - Дамбу насыпай, Баю-бай. В теплых шахтах спят ракеты, Стоя в ряд. В толстых сейфах спят секреты, Долго спят. Но о этом петь не необходимо - Бдит ответственная служба: Песню невзначай Прекращай. Титов Сегодня плахи нарубили на дрова: Ну, сейчас нам беды ужасы - трын-трава.

Сегодня жизнь хоть и не то, что не больна - Крепче держится на шейке голова. Осмелели скоморохи да шуты, Задудели во дурные дуды - Плохо, мол, лишь фиги за труды, И, как до этого, ни туды и ни сюды. Старики им вслед твердят: сейчас - не то, А как было-то тому назад лет 100, Ох, отлично, ох, просто да забавно. Жалко, что сгнило, да быльем позаросло.

И начальнички свою заныли муть: Тяжко стало, дескать, - не пернуть, не вздохнуть, Всякий может от кормушки отпихнуть И облаять и по морде садануть. Сколько же все сходу слышно голосов. Воевод и новоявленных купцов. Умники, народ работный всех племен Спорят, кто судьбой всех больше обделен.

Без обычного, лихого ремесла Засиделись дел заплечных профессионалы, Зароптали, ожидают, когда ж придет пора Для порядка, для кнута и топора. Лишь, ой, да пионеры-сорванцы Голосят для себя, трубят во все концы, Как повелели им какие-то отцы, И постоянно на все готовы молодцы. А, что плахи нарубили на дрова - Ничего, пускай гудит для себя молва: Будет эхо договаривать слова Про обиды, про свободы, про права.

Ожидайте, ожидайте ротозеи, вот ужо! На Руси у нас с лесами отлично. И на плахи, и на жаркие костры, На остроги, на бараки, на кресты! Со слезою, да сосновой смоляной Хватит для вас и леса, дерева с лихвой. Милый бог, но хочешь смейся - хочешь вой, Это лучше, чем расстаться с головой. А пока нам беды-страхи - трын-трава: Сегодня плахи нарубили на дрова Спорить, биться, не жалея сил и лбов - На плечах пока довольно голов. Титов Мы начитались самых различных книг, Нам избавляться много длительных лет.

Вот я смотрю вокруг и что я вижу? Нет никаких в борьбе со злом побед. Мир поменялся, транспорт стал предпосылкой, Того, что сделались мы уже и ровней. Нас сделал злей отказ огромного чина, Нервозней - шум огромных очередей. Мы с юмором встречаем обещанья, Читаем прессу - просится слеза: Храня молчанье в принципиальных совещаньях, Браним кого-либо нередко за глаза. Дивимся, но ничем не восхищаем. Взять, к примеру, АТС на 10 тыс. Ежели слушать одну АТС, на прослушку материала за одни день нужно человек, которые будут по 24 часа в день слушать либо человека, которые за 8-часовую норму всё прослушают.

Но… Ежели кто-то вдруг решит записать эти данные, довольно пользоваться одним из алгоритмов сжатия речи, MELP, к примеру. В этом случае 1 секунда займет б и один день АТС уместится в 10 Гбайт, ежели каждый позвонит по часу. Дней 30 в месяц — означает, на месяц нужно Гб. Запись месяца дискуссий каждого из анонимусов — один цент. Считается, что даже в лохматом м году у ФСБ гарантированно была аппаратура, которая позволяла в на сто процентов автоматическом режиме по главным фразам выслеживать до 1 млн телефонных соединений сразу.

А это было 15 лет назад. Но это всего только слух и городская легенда, так как:. Ежели коротко:. Аббревиатура «СОРМ» употребляется для вызова состояния благоговейного ступора у страдающих ФГМ, а также для запугивания юных дрочеров, чтобы они не качали порнухи из веба на кровные родительские денежки. Алкснису она тоже по характеру, еще как! Также не стоит забывать, что б о льшая часть данной статьи написана анонимусами. Из слитой базы воронежского Билайна.

В остальных энциклопедиях Российская Википедия. В данной версии ждет проверки 18 конфигураций. Размещенная версия была проверена 9 сентября Перейти к: навигация , поиск. Категории : Рашка Менты Сетевые аббревиатуры Право. Она самая, таковая различная. Столица нашей родины.

Городка Рф. Национальные индивидуальности. Черты российского нрава. И главное.

Наркотик базука encrypted browser tor hyrda

Самый неуловимый серийный УБИЙЦА [Расследование]

Следующая статья tor browser mac download гидра

Другие материалы по теме

  • Что такое кпд в конопле
  • Поймали за сбором конопли что будет
  • Тор браузер андроид описание hyrda вход
  • Tor browser скачать бесплатно тор браузер на попасть на гидру
  • 0 комментариев к “Наркотик базука”


    Оставить отзыв