Как Тулуз-Лотрек с дагестанцем дрался

Фамилия Тулуз-Лотрек известна всему миру благодаря французскому художнику-постимпрессионисту графу Анри де Тулуз-Лотреку. И мало кто знает о российской ветви этого древнего французского рода. В конце XVIII века, после французской революции, один из графов покинул охваченную гражданской войной Францию и поселился в России. Его потомки сохранили графский титул. Последним из этих потомков стал русский офицер, граф Александр Александрович де Тулуз-Лотрек. 

Дальний родственник французского художника был потомственным военным, сыном генерала, отдавшего службе в Русской Императорской Армии почти 35 лет жизни. Александр Александрович родился в 1887 году, в 20-летнем возрасте окончил петербургское Николаевское кавалерийское училище, послужил в гусарском полку, а затем перевелся в Осетинский конный дивизион, выбрав местом службы Кавказ, где долгие годы служил и его отец. 
В том же дивизионе служил поручик Магомед Джафаров — аварец из дагестанского села Кудали Гунибского округа, сын царского офицера и внук наиба имама Шамиля. В юности он успел послужить добровольцем во 2-м Дагестанском конном полку и отличиться на фронте русско-японской войны. «За отличия в делах с японцами» 2 декабря 1905 года Магомед Джафаров был награжден Георгиевским крестом 4 степени. После войны он поступил в кавалерийское училище, только не в столичное, как Тулуз-Лотрек, а в провинциальное, Елисаветградское, и окончил его в том же 1907 году, что и граф. Выйдя из училища в 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска, через некоторое время молодой хорунжий также перевелся на Кавказ, в расквартированный в Ставрополе Осетинский конный дивизион. 

Так эти два офицера оказались сослуживцами. А потом поссорились. Все подробности их ссоры узнать уже невозможно, но, исходя из дошедших до нас документов, картина складывается следующая. 

В конце 1913 года граф де Тулуз-Лотрек зачем-то попросил у Магомеда Джафарова на время его наган. А потом заложил этот наган в аукционный дом под фамилию Джафарова. Об этом стало известно начальству. Ничего не подозревавшего Магомеда вызвал командир и распек за якобы совершенный им низкий и недостойный офицера поступок. Оскорбленный дагестанец стал оправдываться, рассказал правду об истории с наганом и официально вызвал Тулуз-Лотрека на дуэль. Но тот принимать вызов не спешил и дуэли всячески избегал… 
30 января 1914 года Магомед Джафаров дежурил по дивизиону и находился на военном плацу. К нему подошел граф де Тулуз-Лотрек и оскорбил его нецензурными словами. Вскипевший дагестанец обнажил шашку. Дрались довольно долго, один на один, без свидетелей. Джафаров сумел несколько раз ранить Тулуз-Лотрека и, наконец, выбил шашку из его рук. Наступил на нее ногой, свою шашку бросил крестом на шашку графа и предложил ему сдаться, а завтра — принять вызов на дуэль в офицерском собрании. Пока граф переводил дыхание и собирался с мыслями, Магомед решил закурить. Но едва поднес горящую спичку к папиросе, как Тулуз-Лотрек неожиданно оттолкнул его, подхватил шашку и набросился на безоружного соперника… 
На внезапное и вероломное нападение горец среагировал молниеносно. Выхватив из ножен на поясе кинжал, подаренный отцом перед отправкой на японскую войну, он отбил этим кинжалом удар шашки, а затем нанес графу кинжалом ответный удар такой силы, что почти разрубил того пополам, от левого плеча до позвоночника. Тулуз-Лотрек умер мгновенно… 
Джафаров доложил о происшествии командованию и был арестован. Дело слушалось в военно-окружном суде, и многие свидетели дали показания в пользу дагестанца. Например, один из офицеров дивизиона показал, что «очевидно, что граф, не желая допустить дела до открытой дуэли через общество офицеров, ибо выяснилась бы эта история с револьвером, добивался сам, всячески оскорбляя поручика Джафарова, столкновения без свидетелей». Он же удостоверил, что «поручик Джафаров корректный, выдержанный офицер, и что, наоборот, граф в этом отношении был его прямою противоположностью». Другой сослуживец поведал, что «граф был невоздержанного характера и имел еще юнкером много разных историй», а поручика Джафарова он знает с детства, как человека спокойного, корректного и порядочного. А начальник Ставропольской сыскной полиции признался, что за покойным графом было установлено тайное наблюдение полиции, что он знал о неприятных историях с участием графа, и, наконец, что он был в курсе всей истории с закладом револьвера. 

Тем не менее, поручика Джафарова осудили и приговорили к тюремному заключению. Но через несколько месяцев началась мировая война и Магомед направил прошение о помиловании на Высочайшее имя. Государь Император на это прошение наложил резолюцию: «Ввиду того, что поручик Джафаров проявил себя в защиту Отчизны на Японской войне и благонравного поведения, из-под стражи освободить, при повышении чина учесть наказание»… 

Магомед пережил убитого им графа почти на четверть века. Это были годы, полные ярких событий. Магомед сражался на фронте мировой войны в рядах Дагестанского конного полка знаменитой «Дикой дивизии», заслужил много боевых наград, включая Георгиевское оружие. Был одним из руководителей повстанческого движения в Дагестане, сражался и с красными, и с белыми. Мог эмигрировать, но не стал. При советской власти был принят на службу и лишь через несколько лет — репрессирован. 

Когда в сибирском лагере 3 ноября 1937 года семнадцать заключенных привели на казнь и скомандовали им «Лицом к стене!», только один не повернулся. Не подчинился он и повторному приказу, так и не показав спину смерти, а смотря ей в лицо. Это был полковник Магомед Джафаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *