Нуцалчи Бегав – родоначальник сала-узденей




Интересные материалы о родоначальнике сала-узденей имеются у М.-С.Саидова в его плановой работе по нахбакскому говору («салатавскому диалекту») аварского языка. Их он записал у известного деятеля культуры Алимпаши Аджаматова 29.09.1955 г.: «Бегав и его сын Бий-Солтан – аварцы.Затем они сделались салаозденами. Когда Солтанбут отправился к родным состороны матери кабардинским князьям, недовольный лишением права наследствия Шамхала, Бегав, который в то время жил в хуторе недалеко от Гелбаха, отправил с ним в Кабарду пять своих сыновей, как дружины князья.Впоследствии Солтанбут вознаградил Бегава и его потомство титулом салаоздена».В 1603 г. посол грузинского царя Александра в Москве сообщал, что «с Кумычены у Шевкала рознь и брань великая». Согласно преданиям Султан-Махмуд предложил переговоры, местом которых назван курган Уй-Салган-Тюбе. Султан-Махмуд, отправляясь на переговоры, скрытно расположил своих дружинников близ кургана в лесу Алты-Агач, предупредив, что если он выйдет в красной черкеске, это будет означать, что переговоры складываются для него неудачно и воины должны в это время внезапно окружить курган и захватить братьев. Переговоры прошли неудачно и Султан-Махмуд прибегнул к этой хитрости и вынудил шамхальских владетелей признать за ним земли за Сулаком.Интересно, что в русских источниках ХVI в. Бегав упоминается как «князь куенской» («куен», видимо есть искаженная форма самоназванияандийцев – «гъван», а выше приводились данные о происхождении Бегава из числа андийских аварцев). В 1598 г. житель Дербента Аллага по поручению русских воевод собирал информацию о военных отрядах отдельных феодалов. По его данным, у Султан-Махмуда было 200 человек конных, у «Куенского князя 70 человек конных; у Шевкалова ж сына у Нуцала в деревне Карагаче 200 человек конных; у Солтанея у Тюменского конных 100 человек». Далее, уже в 1621 г. «куенским мурзой» назван уже сын Бегава – Султан. При принятии «шерти» на верность российскому царю терскими воеводами с братьями Султан-Махмудом и Нуцалом прибыли также 8 мурз, среди которых был и «куенской Салтаней мурза», а также «брат Тюменсково Зорош мурза».
В материалах сословной комиссии ХIХ в. имеются очень подробные
сведения, проливающие свет как на происхождение Бегава и его потомков, так и
на обстоятельства становления сословия сала-узденей. В силу этих
обстоятельств, мы цитируем целый отрывок, посвященный данной теме: «Сала-
уздени показали, что предок их Беге с родными своими из Андии поселившись в
Салатавии на р. Сала-су (село Саларосо – прим. Ш.Х.) получал с коренных
жителей ясак. С течением времени сии последние (коренные жители – по
преданиям жители Дылыма – прим. Ш.Х.) перебили его родственников, а сам он
успел скрыться за Сулак с 3 сыновьями: Абдурахманом, Султаном и
Камбулатом и основал аул Гелбах, где к нему присоединились 10 семей
вышедших из гор и они занялись и прославились наездничеством на Кабарду и
соседние места. В это время Султан Мут, сын Андия Шамхала Тарковского и
Кабардинской узденки из фамилии Анзоровых или Азнауровых, скрываясь от
своих братьев, не хотевших дать ему часть из отцовского владения, прибыл в
Гелбах и по совету Беге отправился вместе с ним и двумя Андийцами в Кабарду
просить помощи у родственников своих, со стороны матери. В помощь Султан Мута собралось 10 т. Кабардинских всадников, которые и проведены тайно в
Гелбах; здесь Беге разделил Кабардинцев на три отряда, скрыв их по соседству
один подле другого в урочищах Сара-Камыш, Алты-Агач и Тагалы-Кака, а сам
отправился к братьям Султан Мута, звать их на свидание и переговоры с сим
последним, предупредив отряды, что он будет на сборе в красной черкеске и
чтобы по условному с ними заранее знаку они окружили бы одновременно
место совещания и захватили бы братьев Султан Мута и их приближенных.
На свидание собрались на Темир-Кую: Султан Мут вдвоем с Беге, а
братья его с 40 человеками приближенных; во время совещания Беге
выговаривает старшему брату Султан-Мута, за чем он привел с собою много
людей и в долгих переговорах настойчиво домогался выдела части; старший
брат Султан-Мута отозвался, что ему как Шамхалу не прилично ездить без
свиты, на доводы же Беге о выделе части не согласился и назвал его
безтолковым большим тавло (на кумыкском «тавлу» означает «горец», обычно
так кумыки называли аварцев – прим. Ш.Х.) (Беге был огромного роста и
славился необыкновенною силою), тогда Беге подал условный знак и
Кабардинцы захватили Шамхала с его свитою, после чего он вынужден был
примириться с Султан-Мутом, дать ему удел в границах: по Темиркую,
Алмала-ауз, Гозай-тюбе, Кош-Кичу и Гон-тюбе и тут-же принял на Коране
присягу никогда не нарушать примирения и заключенного раздела.
Из Гелбаха Беге вместе с Султан-Мутом переселился на урочище Чумлу
(Чурми – прим. Ш.Х.), откуда дети их перешли на Ачи-кот и основали деревню
Андреевскую, где до того жили казаки. В Андреевской деревне дети Беге
управляли отдельным кварталом, который назывался Сала-аул и носит
название это до сих пор; сала аульцы пользовались землями принадлежащими
сыновьям Беге и платили им ясак, отбывали булка на их бийликах, детям и их
потомкам. Беге принадлежали два участка близ Андреевской деревни и заимка
на правой стороне Ярык-су называемая Кандауровской по имени прапрадеда
узденей Кандауровых, Кандаура умершего 114 лет тому назад и потомство
которого удержало за собою также призвание узденей Кандауровых.
Род Беге в народе называется Сала-узденями и считается узденями
первостепенным. Из потомков его известны: сыновья Беге – Абдурахман и
Канболат были бездетны, а от среднего Султана произошли все Сала-уздени:
сын Султана был Азнаур, от Азнаура – Янсох и кроме того Азнаур имел
пасынка – Пашта (его родовой хутор ПажитIа (авар. – «у шалаша») находился
напротив Ленинаула – прим. Ш.Х.), от которого произошли Паштовы; от
Янсоха – Кандаур и Ирбаин, от первого из них происходят Сала-уздени
Кандауровы, а от второго – Сала-уздени Тавлуевы (они же Ирбаиновы). Сала-
уздени РаджабАджиевы происходят от Раджаб-Аджи внука Кандаура –
Янсоха. К сала-узденям причисляется также древние фамилии происходящие
от сподвижников Султан-Мута и его сыновей, как то Умар-Аджиевы и
Бамат-Аджиевы – выходцы из Болкарского общества, Тутушевы – выходцы из
Крыма, Токаевы – из ногайских мурз, Акайчиковы – выходцы из Эрпели, Ачаевы
из Кубани, Кочалаевы и Боташевы из Кабарды, Казибековы (они же Умашевы)
из Аварии и другие.Преимущество Сала-узденей состояло в том, что они владели
населенными землями, пользуясь с жителей поземельными доходами и булкою,
сами не отбывали никаких повинностей. Князьям им принадлежало
предводительство в военных предприятиях, из них выбирались народные судьи(таречи) в Махкеме и они управляли делами общественными. Сословие Сала- узденей не вступало в браки с другими сословиями, коли когда случалось что
Сала-уздень женится на догерек-узденке или выдаст свою дочь за
разбогатевшего догерек-узденя должны были платить двойной калым.
Сведение это сообщено отставным подпоручиком Кабардинского полка Махти
Кандауровым».О сала-узденях в ХIХ в. русские авторы сообщали следующее: «Это
общество дружное, умное и хитрое, а вместе с тем и гордое, держало себя
так, что князья уважали их; они играли важную роль как в общественных
делах, так и в делах собственного удальства. Лучшие наездники были Сала; во
всяком обществе они имели первый голос и не редко, соединясь с другим
сословием, останавливали и самих князей во многих предприятиях. Князья всеми
мерами старились привлечь Сала на свою сторону. Народ имел, к ним, большое
доверие, — и они были ходатаями за народ во всех делах; покровительствовали
угнетенным, а часто и мошенникам; старики их обыкновенно разбирали ссоры
и другие дела народа. В одно смутное время, одно семейство, преследуемое
князьями, вступило в тесный присяжный союз с княжескими чагарами и тем
спаслось от истребления. Еще до сих пор, не смотря на упадок духа народа, они
сохранили твердость и некоторую самостоятельность, В главных деревнях
Сала имеют свои кварталы (аулы); хлебопашеством занимаются сами и
вместе с холопами своими выходят на полевые работы. У многих есть хутора,
заселенные выходцами вольного сословия, которые платят им ежегодный
оброк; имеют много приверженцев из азатов и чагар. К князьям они наблюдали
все наружные знаки уважения и сближались узами тесными, принимая на
воспитание детей княжеских. В настоящее время в Эндрей фамилии Сала:
Кандауровы, Паштовы, Реджеп-Аджиевы, Казбековы и Тутушевы (последние
выходцы из Крыма); в Аксае: Таулуевы, Карабудаковы, Ачакановы, Качалаевы:
в Костеке: Токаевы, Умар-Аджиевы и Гебековы».В Эндирее был Сала-аул – квартал сала-узденей Кандауровых и
Паштовых. В Аксае Каджар-аул составлял квартал сала-узденей Тавлуевых. В
Костеке сала-узденям Токаевым принадлежал квартал Ханакай-аул268. Земли
выше Эндирея под названием Кабача-тюбе являлись «родовой собственностью
фамилий Паштовых и Кандауровых».Сказанное о воинственности сала-узденей подтверждается русскими
авторами на следующем примере. Знаменитое убийство 18 июля 1825 года
генералов Лисаневича и Грекова было свершено «ахсаевским сала-узденем из
рода Таулуевых, Учар-Аджи, за что Яхсай был разорен и перенесен на ныне
занимаемое место». Учитывая, что Тавлуевы, являвшиеся аварцами из
Саламеэра, произошли от вышеупомянутого Ибрагима (Ирбагьин –
разговорная форма, характерная для некоторых диалектов), то они являютсяпрямыми потомками известного нуцалчи Бегава (Бегав – Султан – Азнаур –Янсох – Ибрагим).



Как пишет М.Б. Лобанов-Ростовский – автор середины ХIХ в., начиная с
ХVI века и «до водворения русских начинается эпоха благоденствия и отдыха
для бедных племен восточной части Кавказа. Разогнанные, опустошенные
свирепыми набегами татар, они далеко убежали в горы и долго скрывались
посреди голых скал, не смея спуститься даже к ущелью Сулака. Но,
ободряемые водворившимся спокойствием они опять стали выселяться к
подошве гор… Немного раньше описанного нами события (первой половины ХVI
в. – прим. автора) несколько семей салатовцев, следуя общему движению
горцев, спустились к ущелью Акташа и поселились на правом берегу его, выше
деревни Андреевой, при впадении в Акташ потока Сала-су, от них, вероятно,
получившего свое название. Недолго проживши там, они подались еще больше к
плоскости и остановились у самого выхода из ущелья Акташа, в том месте,
где стоит еще доселе деревня Андреева, основанная ими. Удобность и
безопасность места способствовали быстрому его населению. В то самое
время Султанмут, наскучившись беспрерывными ссорами с братьями, которые
не переставали его притеснять, решился удалиться от них и послал
предложить андреевцам принять его в свое общество, андреевцы согласились с
радостью, и Султанмут, покинувши основанное им поселение, с семейством и
со всеми приверженцами своими перешел на всегдашнее житье в Андреево.
Хотя этот переход совершился мирно, без насилия и не по завоеванию, как
стараются уверить теперешние кумыкские князья»
.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *